Рассеянная молитва и как от нее избавиться

Источник: Православная жизнь

cerkov-i-deti_denis_morgunov_olenka.jpg

Рассеянная и несобранная молитва – это, пожалуй, одна из самых распространенных проблем большинства христиан. Мы часто годами или даже десятилетиями ходим в храм, а в молитве никакого прогресса не наблюдается. Я не претендую на роль духовника, но хотелось поделиться размышлениями о молитве.

В большинстве случаев после вхождения человека в Церковь ему говорят не о любви Божией, не о важности спасительного подвига Христа, не о необходимости чтения Евангелия, а о том, как нужно готовиться к Причастию и какие молитвенные правила следует выполнять. У многих из нас есть определенная установка на вычитывание канонов и прочих молитвенных последований, только вот о качестве их исполнения мы не заботимся или же вспоминаем, когда готовимся к исповеди, чтоб в очередной раз в список грехов внести пункт о рассеянной молитве.

Безусловно, невнимательная молитва – это грех. Еще прп. Нил Анкирский говорил, что рассеянность ума на молитве равносильна нарушению 3-й заповеди Моисея. Действительно, бездумно вычитывая правила, мы подпадаем под обвинительные слова Христа: «Лицемеры! хорошо пророчествовал о вас Исаия, говоря: приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня» (Мф. 15: 7–8). Таким образом, мы видим, что с рассеянной молитвой нужно что-то делать, только вот что?

Здесь на помощь нам приходят святые отцы и подвижники веры. Помимо многих других это еще один важный аргумент, почему нужно читать аскетическую литературу не только монашествующим, но и мирянам. Для начала необходимо четко понять, что молитва – это не проставленные галочки в списке вычитанных канонов, акафистов и правил, а разговор с Богом, разговор с любящим Отцом. По большому счету молитва – дело субъективное, и не так принципиально, какое она будет иметь словесное оформление. Только вот проблема в том, что молиться мы толком и не умеем, а если пытаемся что-то произнести собственным умом, то хватает нас на 10–12 корявых предложений. Это не означает, что нельзя молиться своими словами, а лишь то, что по собственному скудоумию и духовной ущербности нам приходится пользоваться, так сказать, «наработками» тех, кто умел по-настоящему общаться с Богом. Как бы там ни было, в совокупности важно отметить, что молитвенные правила, которые мы привыкли выполнять, необходимо разбавлять еще и собственным потоком мыслей, просьб и слов благодарности.

Поэтому играет роль еще и чисто психологическая зацикленность многих из нас, когда кажется, что изменение привычного молитвенного правила приведет к чему-то непоправимому. Мы начинаем чувствовать внутренний дискомфорт, если обыденный ритм духовной жизни начинает колебаться. Пусть каждый ответит сам себе, сколько раз он попадал в ситуацию, подобную той, когда, проспав утром, мы пытаемся впихнуть молитвенное правило в 5–7 минут, оставшихся до выхода. И вот, в очередной раз вычитав молитвы, со спокойной душой двигаемся дальше. Ну, казалось бы, чего ради? Пусть мы за эти 5 минут прочитаем 1–2 молитвы, но внимательно, вдумчиво, ведь все равно количество затраченного времени будет одинаковым, только за этот короткий период мы спокойно поговорим с Богом, эти мгновения станут моментом вечности во временном бегу нашей земной жизни.

Хотя я уже сказал, что молитва – дело субъективное и ее нельзя вгонять в какие-то строго регламентированные словесные формулировки, однако она все-таки имеет определенную «механику» действия, понимание которой и позволит нам научиться вниманию и собранности. Недалеко отходя от приведенного примера, хочется обратить внимание на совет митр. Антония Сурожского, который предлагал молиться по будильнику. Он говорил, что заводить его нужно примерно на то время, когда мы будем знать, что сможем уделить время молитве, например, на 7–8 часов вечера. Как только он прозвонит, нужно оставить все дела и посвятить время Богу. Такой способ в определенной мере будет дисциплинировать нас, что имеет большое значение в любом аскетическом действии. Немного интерпретируя слова владыки Антония, применим их к нашему примеру. Вот мы знаем, что у нас есть лишь 5 минут для молитвы. Устанавливаем время будильника через 5 минут, зная, что он зазвонит через нужное время, переворачиваем телефон вниз экраном, дабы не было соблазна подсматривать на часы, и спокойно, неспешно молимся. Когда будильник зазвонит, заканчиваем текущую молитву и отправляемся по делам. Вот здесь у нас и появляется шанс, по слову того же владыки Антония, действительно вложить все сердце и душу в это, пусть небольшое, молитвенное правило.

Далее скажем, что мы привыкли молиться тотчас после наших повседневных занятий. Так нельзя, вот святитель Феофан Затворник и пишет об этом: «Пусть молитвословие есть у нас самое обычное дело, но никак нельзя, чтоб оно не требовало приготовления. Что обычнее читания или писания для умеющих читать и писать? – Между тем, однако ж, садясь писать или читать, не вдруг начинаем дело, а медлим несколько пред тем, по крайней мере, столько, чтоб поставить себя в пригодное положение». К молитве нужно готовиться, и прп. Никита Стифат предлагает нам думать о смерти перед молитвой. Смерть всегда сильно отрезвляет. Когда ясно осознаешь, что ты умрешь и предстанешь пред Богом в своем грязном и вонючем вретище, то понимаешь, насколько все твои земные устремления неважны. Для того чтобы слова молитв действительно воспринимались нашим сердцем, свт. Феофан предлагает три приема: «Не приступай к молитвословию без предварительного, хотя краткого, приготовления, не совершай его кое-как, а со вниманием и чувством, и не тотчас по окончании молитв переходи к обычным занятиям». Он говорит, что половина успеха внимательной молитвы – это собранность и неспешность с первых слов. Вот здесь мы часто попадаем впросак, так как весьма привычные «Царю Небесный» и «Трисвятое. По Отче наш» бездумно промалываем языком, не особо утруждая себя необходимостью в умственной сосредоточенности. Каждое слово молитвы должно быть сопряжено с нашим умом. Слова, сочиненные кем-то из святых, должны стать моей личной просьбой, обращенной к Всевышнему. «Итак, приступая к молитвословию, – продолжает свт. Феофан, – утром или вечером, постой немного, или посиди, или походи, и потрудись в сие время отрезвить мысль, отвлекши ее от всех земных дел и предметов. Затем помысли, кто Тот, к Кому обратишься ты в молитве, и кто ты, имеющий начать теперь сие молитвенное к Нему обращение, – и соответственное тому возбуди в душе настроение самоуничиженного и благоговейным страхом проникнутого предстояния Богу в сердце».

Даже при самой тщательной подготовке мысли все равно будут разбегаться, поэтому, прочитав молитву без внимания, следует всякий раз возвращаться к ее началу. Здесь нужно, что называется, брать измором. Когда мой внутренний греховный голос начинает говорить мне об усталости, позднем времени и т. д., важно, собрав волю, продолжать упорствовать в этом направлении до тех пор, пока этот самый голос не умолкнет или молитва не будет прочитана со вниманием. Проблема также может заключаться в длинных молитвах, внимание на которых сосредоточить еще сложнее. Стоит нам хоть на мгновение отвлечься, как мы сразу теряем смысловую связку предложений, и дальнейшее чтение такой молитвы часто уже не будет иметь смысла. Свт. Игнатий (Брянчанинов) советует разделять объемные молитвы на небольшие предложения или фразы и делать короткую паузу между ними (на 1–2 вдоха). Такие действия помогут лучше удерживать сосредоточенность и не отвлекаться от сути произносимых слов.

То же, что я говорил о «Трисвятом…», относится и к завершению молитв. Подобравшись к окончанию молитвенного правила, ум начинает расслабляться, и «Достойно есть», и прочие завершающие молитвословия снова ускользают от нашего внимания. Поэтому и здесь нельзя торопиться, чтобы все употребленные усилия не растратить бездумностью последних произнесенных слов.

Я рассмотрел лишь маленькую часть богатейшего аскетического наследия, содержащегося в духовных трудах святых отцов. Мы видим, что многие советы носят практический характер и являются в определенной мере своего рода упражнениями, которые можно буквально конспектировать. Дай Бог нам не забывать об этом и не пренебрегать столь важной помощью наших святых.

Источник: Православная жизнь

Комментарии
Ирина   10 Сентября 2019, 20:09
Благодарю за наставления.

Молитва. Можно много о ней читать, говорить, но так сложно понять, хотя бы отчасти, что значит ее сладость о которой писали святые отцы. Так, что те кто вкусил молитву, никакой другой пищи не хочет, и целый мир ему не нужен. Только бы одно, чтобы беседа с Богом не прекращалась. Это плоды молитвы, это ее вкус - сладость.
Для того, чтобы молиться нужно любить Того с Кем ты хочешь разговаривать. Без любви и самая милая беседа станет в тягость. Но как любить Того, Кого ты не знаешь? Может от того и сердце отягчается беседой, что не особо интересен Собеседник, что я Его мало знаю? Слушаю о Нем, говорю, читаю, но... так и не знаю Его. Как говорить с Тем, Кого не любит твое сердце? Когда ты любишь, ты насытиться не можешь любимым, тебе не расставаться с ним не хочется, не беседу прекращать. Да и просто молчать радость, главное, что любимый рядом и мне уже хорошо. Любовь она одна. Человек который любит он всегда один, он как маленький ребенок, который все время находится рядом с родителями и не одного из них отпускать от себя не хочет, сразу плач. Так и влюбленный, любящий человек, - он не желает расставаться с любимым, и если приходится, то грустит, печалится, его ничто и никто не радует, он ждет и считает минуты до следущей встречи. И если этого нет с Богом, может просто нет любви к Нему? Нет этой влюбленности?
Кто-то скажет: влюбленность проходит. Разве? Если бы это чувство действительно проходило, то человек бы не смог его вспомнить. Но оно хранится в памяти его сердца, и он снова-снова может пережить это состояние, как только вспомнит о своей влюбленности и все что было связано с ней. Значит не забывается и бесследно не проходит.
Молитва без любви к Собеседнику, она всего лишь правило. Бездушные, бессмысленные слова, которые просто читаются и произносятся, но которые малозначат для сердца. Не от того ли думаю о постороннем, вспоминаются прошедшие встречи, беседы, лица, думаю и планирую дела наступившего дня, что мало люблю Господа Бога? Не от того ли мой ум, мое сердце занято так многим, прилеплено ко многому, занято земным, что в нем нет любви к Богу?...
Написать комментарий

Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все поля обязательны к заполнению.

Введите текст с картинки:

CAPTCHA
Отправить