Сретенский Месяцеслов

Вторник, 11 Июня
29 мая ст. ст.

Седмица 7-я по Пасхе. Глас 6.
Поста нет.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий),
архиепископ Симферопольский и Крымский

Святые дня
Преподобномученица Феодосия дева (730); блаженный Иоанн, Христа ради юродивый, Устюжский (1494); обретение мощей преподобного Иова, в схиме Иисуса, Анзерского (2000). Мученица Феодосия дева, Тирская (307–308); память Первого Вселенского Собора (325); собор святых Красноярской митрополии. Священномученик Иоанн Преображенский, протодиакон и мученик Андрей Трофимов (1938); иконы Божией Матери: Мателикийская (Метелинская); «Споручница грешных» (1843); Цесарская – Боровская; «Недремлющее Око».

ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ ЛУКИ (ВОЙНО-ЯСЕНЕЦКОГО), АРХИЕПИСКОПА СИМФЕРОПОЛЬСКОГО И КРЫМСКОГО

Святитель Лука, в миру Валентин Феликсович (Войно-Ясенецкий), родился в Керчи, 27 апреля 1877 года. Он был третьим ребёнком в семье, а всего детей было пять.

Отец Валентина, Феликс Станиславович, принадлежал к Католической церкви. По профессии он был аптекарем. Мать, Мария Дмитриевна, исповедовала истинную, православную веру.

Согласно сложившимся к тому времени в России устоям, касавшимся воспитания детей, рождённых в смешанных браках, личность Валентина формировалась в русле православных традиций. Отец его, в общем, не возражал против такого подхода и не навязывал сыну собственного мировоззрения. Религиозные основы ему преподавала мать.

В 1899-м году семья Войно-Ясенецких переехала в Киев. Здесь Валентин, помощью Божьей, окончил два образовательных заведения: гимназию и рисовальную (художественную) школу.

Размышляя о выборе дальнейшего жизненного пути, он рассматривал два приоритетных варианта: стать художником или врачом. Уже на стадии готовности поступать в Академию художеств в Петербурге, он передумал и решил посвятить свои силы медицине. Важнейшим критерием выбора послужило желание облегчать людям страдания. Кроме того он считал, что на месте врача принесёт обществу больше пользы.

В 1898-м году Валентин поступил в Киевский университет, на медицинский факультет. Учился он хорошо, как и подобало способному человеку, сделавшему в отношении будущей профессии обдуманный выбор. Из университета он выпустился в 1903-м году. Перед ним могла открыться хорошая карьера, о которой многие, менее талантливые сверстники могли только мечтать. Но он, к удивлению окружения, объявил, что желает стать земским, «мужицким» доктором.

Врачебная деятельность

С началом русско-японской войны Валентин Феликсович, приняв предложение руководства, отправился на Дальний Восток, для участия в деятельности отряда Красного Креста. Там он возглавил отделение хирургии при госпитале Киевского Красного Креста, развернутом в Чите. На этой должности Валентин Войно-Ясенецкий приобрёл колоссальный врачебный опыт.

В этот же период он познакомился и полюбил сестру милосердия, добрую и кроткую христианку Анну Ланскую. К тому времени она отказала двум искавшим её женского внимания врачам и, как рассказывают, готова была прожить свою жизнь в священном безбрачии. Но Валентин Феликсович сумел достичь её сердца. В 1904-м году молодые сочетались венчанием в местной читинской церкви.

Со временем Анна стала верной помощницей мужу не только в семейных делах, но и в докторской практике.

После войны Валентин Войно-Ясенецкий осуществил свое давнее желание стать земским врачом. В период с 1905 по 1917 год он трудился в городских и сельских лечебницах, в разных регионах страны: в Симбирской губернии, затем в Курской, Саратовской, на территории Украины, наконец, в Переяславле-Залесском.

В 1908-м году Валентин Феликсович прибыл в Москву, устроился в хирургическую клинику П. Дьяконова экстерном.

В 1916-м году закончил писать и с успехом защитил докторскую диссертацию. Тема его докторской работы оказалась настолько важной и актуальной, а её содержание настолько глубоким и проработанным, что один из учёных в восхищении сравнил её с пением птицы. Варшавский университет почтил тогда Валентина Войно-Ясенецкого особой премией.

Послереволюционные годы

Первые годы после Октябрьской революции были в буквальном смысле кровавыми. В это трудное время государство испытывало особую потребность в медицинских работниках. Так что, несмотря на приверженность вере, какое-то время Валентин Феликсович не был гонимым.

С 1917 по 1923 год он жил в Ташкенте, трудился в Ново-городской больнице хирургом. Своим опытом он охотно делился с учениками, преподавал в медицинской школе (впоследствии реорганизованной в медицинский факультет).

В этот период серьёзным испытанием для Валентина Войно-Ясенецкого стала смерть горячо любимой супруги, умершей от туберкулеза в 1919-м году и оставившей без материнской заботы четырех детей.

В 1920-м году Валентин Феликсович принял предложение возглавить кафедру в Государственном Туркестанском университете, недавно открытом в Ташкенте.

Священническое служение

Помимо исполнения служебных и семейных обязанностей, в этот период он принимал активное участие в церковной жизни, посещал собрания Ташкентского братства. Однажды, после удачного доклада Валентина Войно-Ясенецкого на церковном съезде, Ташкентский епископ Иннокентий высказал ему пожелание, чтобы он стал священником. Не помышлявший о таком варианте своего жизненного пути Валентин Феликсович вдруг ответил архиерею без промедления, что согласен, если это угодно Богу.

В 1921-м году он был посвящен в сан диакона, а через несколько дней – в иерея. Став священником, отец Валентин получил назначение в местный ташкентский храм, где и служил, угождая Богу. При этом он не прерывал ни врачебную, ни преподавательскую практику.

В 1923-м году развернувшееся при Церкви движение обновленцев добралось до Ташкента. Епископ Иннокентий, в силу ряда связанных с этим причин, покинул город, не передав никому руководство над кафедрой. В этот трудный для духовенства и паствы период отец Валентин, совместно со священником Михаилом Андреевым, приложил максимум усилий для объединения местного духовенства и даже принял участие в организации съезда (санкционированного ГПУ).

Монашеское и епископское служение

В том же 1923-м году отец Валентин, движимый ревностью и благочестием, принял монашеский постриг. Сообщают, что изначально епископ Уфимский Андрей (Ухтомский) предполагал дать ему монашеское имя Пантелеймон, в честь прославленного Богом христианского целителя, но затем, выслушав его проповеди, поменял решение и остановил выбор на имени евангелиста, врача и апостола Луки.

В конце мая того же года иеромонах Лука был тайно поставлен во епископа Пенджикента, а через несколько дней его арестовали из-за поддержки им линии Патриарха Тихона. Выдвинутое против него обвинение на сегодняшний день кажется не только надуманным, но и абсурдным: власти обвинили его в контрреволюционной связи с какими-то оренбургскими казаками и в сотрудничестве с англичанами.

Некоторое время арестованный святитель томился в темнице Ташкентского ГПУ, а затем его доставили в Москву. Вскоре ему позволили проживать на частной квартире, но потом вновь заключили под стражу: сперва в Бутырскую тюрьму, а после – в Таганскую. Затем страдальца отправили в ссылку на Енисей.

В Енисейске он служил на дому. Кроме того, ему разрешили оперировать, и он спас жизни многим местным жителям. Несколько раз святителя переводили из одного места в другое. Но и там он использовал все возможности для служения Богу, лечения людей.

После окончания ссылки, епископ Лука возвратился в Ташкент, служил в местном храме. Но советские власти не собирались оставлять архиерея в покое. В мае 1931 года он подвергся очередному аресту и, проведя несколько месяцев в тюрьме, услышал приговор: ссылка в Архангельск сроком на три года. В Архангельске он тоже занимался лечением больных.

Вернувшись из мест заключения, в 1934-м году он посетил город Ташкент, а затем поселился в Андижане. Здесь он исполнял долг архиерея и врача. Несчастьем обернулось для него подхваченная лихорадка: болезнь грозила потерей зрения, и святитель пошёл на операцию (в качестве пациента), в результате которой ослеп на один глаз.

В декабре 1937 года последовал новый арест. Святителя допрашивали несколько суток подряд, требовали подписать заранее подготовленные следствием протоколы. В ответ он объявил голодовку, наотрез отказавшись подписывать то, с чем не могла согласиться его христианская совесть. Последовал новый приговор, новая ссылка, на сей раз – в Сибирь.

С 1937 по 1941 год осужденный епископ жил в местечке Большая Мурта, на территории Красноярского края. С началом Великой Отечественной войны его переселили в Красноярск, где он стал лечить раненых.

В 1943-м году святитель взошёл на Красноярскую архиепископскую кафедру, а через год его назначили архиепископом Тамбовским и Мичуринским. В этот период отношение власти к святителю изменилось. В феврале 1946 года за научные разработки в области медицины он был удостоен государственной награды – Сталинской премии.

В мае 1946 года святитель Лука стал архиепископом Крымским и Симферопольским. В это время начала прогрессировать болезнь его глаз, а в 1958-м году он полностью ослеп. Однако, как вспоминают очевидцы, в этом состоянии святой не только не утратил бодрости духа, но и не потерял способности самостоятельно приходить в храм, прикладываться к святыням, участвовать в богослужении.

11 июня 1961 года Господь призвал его в Своё Небесное Царство. Похоронили святителя на Симферопольском кладбище.

После себя он оставил ряд научных и богословских работ. Среди последних уместно отметить: «Наука и религия», «Дух, душа и тело», «О воспитании детей», «Евангельское злато», «Беседы в дни Великого поста и Страстной седмицы», «О семье и воспитании детей», «Пасха Господня», «Проповеди», «Толкование на молитву святого Ефрема Сирина», «Я полюбил страдании», «Принесем Тебе любовь нашу».


Тропарь святителю Луке, исповеднику, архиепископу Симферопольскому и Крымскому. Глас 1.
Возвестителю пути спасительнаго,/ исповедниче и Архипастырю Крымския земли,/ истинный хранителю отеческих преданий,/ столпе непоколебимый, Православия наставниче,/ врачу богомудрый, святителю Луко,/ Христа Спаса непрестанно моли/ веру непоколебиму православным даровати// и спасение, и велию милость.
Кондак святителю Луке, исповеднику, архиепископу Симферопольскому и Крымскому. Глас 1.
Якоже звезда всесветлая, добродетельми сияющи,/ был еси, святителю,/ душу же равноангельну сотвори,/ сего ради святительства саном почется,/ во изгнании же от безбожных много пострада,/ и непоколебим верою пребыв,/ врачебною мудростию многия исцелил еси./ Тем же ныне честное тело твое от земленых недр обретенное дивно Господь прослави,/ да вси вернии вопием ти:/ радуйся, отче святителю Луко,// земли Крымския похвало и утверждение.
Величание святителю Луке, исповеднику, архиепископу Симферопольскому и Крымскому:
Величаем тя,/ святителю отче Луко,/ и чтим святую память твою,/ ты бо молиши о нас// Христа Бога нашего.