Слово о посте

В преддверии Великого поста предлагаем нашим читателям одно из слов святителя Филадельфийского Феолипта († ок. 1325) – архипастыря, стоявшего за чистоту Православия, обличителя раскольников и униатов; подвижника, впитавшего афонский дух и побуждавшего к постоянной духовной брани, «достовернейшего созерцателя истины Божиих тайн», по слову святителя Григория Паламы, наставником которого и был Феолипт.

Слово святителя Феолипта напоминает нам, что есть истинный пост и каковы его плоды, указывает верную дорогу, по которой следует идти христианину.

1. Святитель Феолипт Филадельфийский.jpg
Святитель Феолипт Филадельфийский

Круговорот времени опять привел нас к всесвятым дням воздержания, и, покинув бурные волны плотской расслабленности, мы достигли широкой и спокойной гавани строгого поста.

Как мы приступим к началу, так же достигнем и конца, чтобы, строго соблюдая весь пост, собрать нам в будущем и весь урожай исцеления, произросшего из этого поста. Тот, кто внимательно следит за мерой течения дней поста, тот обнаруживает сластолюбие души своей. Пребывая в раздражении от того, что этому сластолюбию мешает пост, он в своем воображении представляет, как пост закончится; подобным образом он облегчает тяжесть, проистекающую из сластолюбия, поскольку по прошествии Четыредесятницы он опять будет спокойно наслаждаться обильными и разнообразными яствами. Поэтому не под этим я подразумеваю начало и конец поста, ибо только сластолюбцам, стяжавшим один лишь внешний вид, а не суть поста, свойственно измерять дни его. Я же подразумеваю под началом поста воздержание от многих и обильных яств, а под концом – отсечение страстей и прегрешений: ради этого и учрежден телесный пост, приносящий пользу, если он соединен с духовным постом, то есть с отвержением пороков, без которого не может быть полным определение поста.

Телесный пост приносит пользу, если он соединен с духовным постом, то есть с отвержением пороков

И дабы узнать тебе, что это есть истинный пост, постигни умом письменный закон, который подразделяется на букву и дух и который ведет от буквы к духу разумеющего смысл закона. Поэтому-то апостол и говорит: Буква убивает, а дух животворит (2 Кор. 3: 6). Нечто подобное обозначает и закон поста, ибо он, включая в себя воздержание от яств и отвержение страстей, ведет воздерживающегося посредством стеснений в телесной пище к чистоте души. Тот, кто ограничивает пост воздержанием от яств, упражняется лишь в чувственном посте, а душу свою насыщает неразумными страстями, дурными словами и манерами.

С помощью примера я постараюсь представить тебе, что есть истинный пост и в чем заключается свершение его. Подобно тому, как в гористой местности встречается мост, переброшенный через ущелье или же через реку, рассекающую поверхность земли, так и пост служит мостом между плотью и духом. Ведь мост соединяет два отстоящих друг от друга и разделенных участка земли, и, принимая на себя проходящих по нему путников, он делает недосягаемую область доступной, безопасно пересылая пешеходов на другой конец. Пост же своими навыками представляет человеку лекарства: он исцеляет заболевшие части души, прекращает в ней всякое разделение и брань, примиряет и соединяет враждующее; неприхотливым образом жизни и малым количеством пищи для тела соблюдается здоровая жизнь его; оно делается устойчивым, легким и упругим для подвижнических состязаний, так что может ревностно бодрствовать, петь псалмы, класть поклоны и усиленно исполнять все служение при богослужении в храме. Что же касается ума, то пост устраивает дело так, что он становится трезвенным и бодрым, сохраняя свою остроту (поскольку не отягощается туманом обжорства), и имеет чистым око свое. Поэтому он постигает способы суетных привычек, а также понимает ненужность слов, необдуманно и опрометчиво выскакивающих порой из уст; еще ум отчетливо видит помыслы, ползающие, подобно змеям, в нашем рассудке, зрит безобразие страстей и, не перенося гадкого вида их, отвращается от зол как уничтожающих надежду на спасение и дерзновение в Боге. Тогда он безошибочно различает, что воздержание от яств не приносит никакой пользы, если страсти, подобно собакам, заходятся в злобном лае помыслов и дурных слов, а также кусают душу неприличными нравами.

Ум становится трезвенным и бодрым, отчетливо видит помыслы, зрит безобразие страстей

Какое сродство у света с тьмою? Какое общение между Христом и Велиаром? (2 Кор. 6: 14–15). Я прислуживаю Христу своим видимым постом, а Велиару служу своими страстями и всем остальным порочным образом жизни. Горе мне, обманщику! Горе мне, лицемеру! Я притворяюсь, что являюсь учеником Христовым, но через свой грех есть на самом деле раб врага рода человеческого. Мяса не вкушаю, но пожираю брата своего зубами злословия, осуждения, оскорбления и осмеяния. Воздерживаюсь от рыбы, но в душе моей ползучей змеей извивается памятозлобие, и беззвучными помыслами бью я брата своего. Сыра не ем, но злоумышляю против ближнего своего и строю козни, чтобы уничтожить его. Елеем не умасливаю горло мое, но мерзкие плотские наслаждения умасливают душу мою. Я избегаю винопития – однако люблю опьянение неразумной яростью. Упражняюсь в молчании – однако издаю крики гнева. Удаляюсь от женщин – а очи мои преисполнены блудной похотью. Уцеломудриваюсь плотью – но, в мысли живописуя соблазнительные картины, соуслаждаюсь с помыслами. Хлопочу о том, чтобы падать ниц при молитвах, – но никак не могу склонить помышление свое к смирению. Коленопреклонно возношу прошения свои к Богу – и возношусь на крыльях гордыни. Не устаю перечислять чужие прегрешения и насмехаться над братом своим, но медлю с рассуждением о собственных грехах и, разумеется, отказываюсь проявить свое сокрушение относительно них. Приходящего ко мне и желающего что-либо попросить я отвращаюсь, словно от чего-то мерзкого, а когда он смиряется ради своего ходатайства, я преисполняюсь безумия и чванства.

Пост дарует уму способность видеть эти незримые и многообразные состояния души, ее порочные стремления и деяния. Поэтому ум, озаренный светом духовного различения, побуждается к благим рассуждениям, которые указывают ему способы исправления.

Я пренебрег роскошными и тучными яствами, умеренно вкушая теперь овощи, зелень и воду, чтобы сделать чистым свое тело? Тогда я должен уничтожить в себе и позорнейшие грехи, восприняв всей душой способы добродетели, дабы очистить сердце и стать храмом Божиим, чтобы через мою молитву Христос вселился в меня и через мой пост стал ходить во мне, изгоняя из меня всякую дурную мысль, дурное слово и дурное дело, подобно тому, как Сам Господь, живя во плоти на земле, изгнал из храма всех продающих и покупающих.

Адам до преслушания, до тех пор, пока имел руководителем и советником пост, услаждался вкушением плодов от райских деревьев, но воздерживался от запретного древа. Однако как только он отринул естественный для него пост, обратился к супруге своей Еве и стал насыщаться запретной пищей, то тут же лишился еды от райских деревьев и был извержен из Рая.

Итак, мы и здесь имеем райские деревья, от плодов которых велено вкушать нам: делание заповедей, постоянное пребывание на устах наших пения Богу и псалмопения, различные способы добродетелей, правда на губах наших, доброе увещевание ближнего, благодарение Бога, повествование о чудных делах Его, чтение Священных Писаний, постоянное размышление над речениями Божиими, непрерывная молитва и сокрушение души, исповедание грехов и нечистых помыслов, терпение скорбей, чистая любовь и искреннее смирение по отношению ко всем людям. Таково насаждение Божие, бессмертные деревья и нетленные плоды, от вкушения которых мы получили наслаждение.

2. В храме. Худ. Владимир Калинин.jpg
В храме. Худ. Владимир Калинин

Равным образом в нас можно видеть и запретное древо, не есть от которого нам было велено, то есть подразумеваются противоестественные страсти, неразумное употребление наших естественных сил, порочные сласти плоти, похоть очей, наслаждение суетным, наглые речи, срывающиеся с нашего языка, непристойное пресыщение яствами, необузданное пьянство, неудержимая ярость, ужасный и жгучий гнев, порождающий смрадный дым памятозлобия, подозрительность к ближнему и остальная вереница страстей. Таковы отпрыски преслушания, плевелы лукавого, которые выпалываются с помощью молитвы и поста. Ибо Господь говорит, что бес сей не может выйти иначе, как от молитвы и поста (ср.: Мф. 17: 21; Мк. 9: 29).

Если я обладаю волей для того, чтобы делать то, что сознательно выбрано мною, то я должен воспринять и способность различения, чтобы отделить зло от добра и волю свою согласовать только с одним добром.

Пост уводит от вещей низменных и земных и возводит на гору молитвы, позволяя воспринимать ведение Истины

Я нахожу, что пост есть врата и оплот всего доброго. Он, в обилии насыщая вкушающего от плодов добродетели, приготовляет того, кто предпочитает воздержание во всем, не облачаться в сладкое удовольствие тленными вещами. Пост облекает соблюдающих его в ризу благопристойности и дерзновения по Богу, но те, которые отвергают его, одеваются в хитон непристойности, позора и бесстыдства. Пост уводит любящих его от вещей низменных и земных и возводит их на гору молитвы, а также вводит их во мрак Сущего, Которое превыше всякого ведения, позволяя им воспринимать ведение Истины. Благодаря посту мысль и тело постящихся становятся скрижалями: на них пишутся слова мудрости и начертываются способы добродетели, упорядочивая таким образом ум израильтянина[i]. Пост восхищает душу от земных попечений, вознося ее к томлению о небесном. Пост обуздывает порывы ярости, гнева, крика и злобы на ближнего и успокаивает движения невоздержанного языка и дерзких рук, заставляя прирожденные нам страсти подчиняться и делаться послушными тому, кто постится, подобно тому, как некогда львы подчинились Даниилу (см.: Дан. 6: 16–24). Пост гасит пламя плотского разжигания и укрепляет зоркий ум для постоянного бдения; этот ум, издавая глас молитвы в середине сердца, имеет вместе с собою Ангела Великого Совета – Иисуса Христа, Который озаряет мысль Светом Своего Божества и освежает душу росой любви к Нему. Благодаря этой любви душа гасит в себе всякую похоть века сего и отвергает от себя всякую греховную печаль, поскольку радуется великой радостью, пребывая в сладостном общении с Женихом Христом, и сердце становится невозмутимым, ибо оно поступает по духу и в нем нет места для вожделений плоти. Вследствие чего душа, подражая благодарению трех отроков, воспевает, восхваляет и прославляет Господа.

Святитель Феолипт Филадельфийский

Публикуется с сокращениями.

Источник: Феолипт Филадельфийский, святитель. Оглашения. Оглашение VII. Слово о посте, произнесенное в воскресение Недели сыропустной.




[i] Намек на пророка Моисея.

Размер пожертвования: рублей Пожертвовать
Комментарии
Написать комментарий

Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все поля обязательны к заполенению.

Введите текст с картинки:

CAPTCHA
Отправить