«Россия существует, пока есть монахи»

Воспоминания о старце Иоанне (Крестьянкине; † 5 февраля 2006 г.)

Сегодня, 5 февраля, в день памяти архимандрита Иоанна (Крестьянкина), мы публикуем воспоминания насельника Московского Сретенского монастыря иеромонаха Нила (Григорьева) о старце, его наставлениях и предостережениях. Отец Нил – один из старейших клириков Псковской епархии, а еще – один из героев известной книги владыки Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые».

1. Иеромонах Никита (Корниенко) и диакон Виктор (слева, ныне иеромонах Нил).jpg
Иеромонах Никита (Корниенко) и диакон Виктор (иеромонах Нил)

Знакомство с отцом Иоанном

Познакомились мы с отцом Иоанном где-то в 1980 году. Ему 70 лет было. Я в свои тогда 30 с лишним тоже успел, как и он, отсидеть. Как-то старался в жизни устроиться, а мне мой духовник архимандрит Агафангел (Догадин), он служил в храме святителя Филиппа в Новгороде, сказал: «Бросай заниматься мирскими делами и иди в монастырь».

Я тогда в Жировицы подался, но там ЧК не разрешили меня принять. То же самое в Свято-Духовом монастыре в Вильнюсе. Я – в Печоры. И здесь – та же история. Зашел к отцу Иоанну, и он мне посоветовал:

– Езжай к владыке.

Владыка Иоанн (Разумов) меня сначала опять к моему духовнику отправил: мол, если он тебя благословит, то есть у нас на одном приходе такой игумен Пантелеимон – будешь ему помогать.

Так я и стал псаломщиком, а заодно и сторожем в селе Мельницы, недалеко от Пскова, в 40 км, – в храме архангела Михаила, где служил отец Пантелеимон (фамилию не помню).

Уже с ним мы как-то раз приехали в Псково-Печерский монастырь. Отец Пантелеимон пошел к отцу Иоанну на исповедь, вслед за ним и я тоже. Так мы уже поближе с батюшкой познакомились.

Отец Иоанн меня тогда очень хорошо принял, внимательно со мною поговорил. Посмотрел на меня своим проницательным взором и благословил нас на обратную дорогу. Мы и поехали.

Как меня батюшка подприжал словами

Но я потом к отцу Иоанну вернулся.

– Нельзя ли, – спрашиваю, – меня в Толбицу к отцу Борису Николаеву перевести?

(Он был тоже, как и мы с отцом Иоанном, из сидельцев.)

– Хорошо, я поговорю с владыкой, – пообещал мне отец Иоанн.

И владыка Иоанн согласился, что мне лучше туда. Но решили они меня в диакона рукоположить. Я упирался, не хотел.

– Батюшка, – канючил, – я хочу быть простым монахом. Не более того.

Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец! Если тебя Церковь призывает, ты должен подчиниться

Но он меня подприжал словами:

– Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец! Если тебя Церковь призывает к священнослужению, ты должен подчиниться.

Ну, после таких слов отца Иоанна крылья-то опустишь поневоле. Принял у меня батюшка ставленническую исповедь, благословил.

И на следующий день как раз на память архангела Михаила в 1981 году меня наш владыченька Иоанн, чудный такой тоже старец был, и рукоположил во диакона. А после отправил в Толбицу к отцу Борису Николаеву, помогать ему, потому что он уже полуслепой был.

Службу отец Борис знал наизусть. Я даже проверял его во время службы. «Где он, – думаю, – сделает ошибку?» Следил-следил. Но он служил безошибочно.

(А отец Пантелеимон порою и при чтении Евангелия допускал ошибки. Скажешь ему, а он: «Ты меня еще учишь?» – налетит. Я об этом отцу Иоанну тоже рассказывал, когда о переводе просил.)

2. Протоиерей Борис Николаев.jpg
Протоиерей Борис Николаев

Школа священнослужения

Потом в 1985 году уже на праздник Всех русских и афонских святых меня рукоположили во священника. Тоже отец Иоанн принимал у меня ставленническую исповедь, там же, в соборе архангела Михаила рукополагали, и точно так же, как и свою первую диаконскую, так и первую иерейскую службу я служил вместе с отцом Иоанном и другими старцами обители в Успенском соборе Псково-Печерского монастыря.

Благодатнее места служения Литургии, чем собор Псково-Печерской обители, я не знаю: тут служили старцы

Для меня этот Успенский собор как был, так и остается лучшим местом для совершения богослужений. Туда, где лежат мощи преподобномученика Корнилия, мы стекались с утра пораньше, прикладывались к мощам, входили неспешно в алтарь, готовились к службе, облачались… Благодатнее места служения Литургии я до сих пор не знаю.

Отец Иоанн обычно раннюю Литургию служил. Я потому и любил именно ранние службы в Псково-Печерском монастыре: на них всегда служили старцы. Службы были незабываемые.

Батюшка почти каждый день бывал в соборе, редко когда службу пропускал, только если уж совсем его болезнь прижмет так, что он и идти не может, тогда только отсутствовал. А так постоянно на службе, всегда!

Это была школа священнослужения.

Не в бревнах Бог, а в ребрах

Однажды я приехал к отцу Иоанну, когда уже пошли крики, что надо, мол, церкви восстанавливать, новые храмы строить… А о церковной жизни никто и не заикался! Все кричали только о строительстве стен. И вот я приехал в Печоры тоже весь такой возбужденный, встретились мы в алтаре с отцом Иоанном, я к нему:

– Батюшка!!

А он:

– Чего?! – видит, что я такой взбаламученный, и улыбается. – Чего у тебя там случилось?

– Батюшка, храмы-то открывают! Новые храмы строить собираются! Крыши золотить будут, купола золотить!

А он мне:

– Успокойся, успокойся! Храмы-то откроют, а кто в них только ходить будет?

И так меня образумил. Причем предсказал: храмов-то откроют много, но в некоторых из них главным уже будет не служение Богу; для самих попов важнее станет приходская жизнь, и этим они народ от Церкви отобьют.

Надо собственно церковную жизнь возрождать стараться, а не только храмы строить.

Дело Церкви

Главное в церковной жизни – любовь и молитва. Общение между людьми должно быть подлинно христианским, любовным. Вот чему нас отец Иоанн учил. Истинную любовь возгревать надо. Не похотливую, которая только в расчете на благодетельство и расцветает, нет! А любовь без всякой корысти.

Это главное служение Церкви: Литургия, молитва

И конечно, нужна молитва. Это главное служение Церкви: Литургия, молитва. А социальные хлопоты… – так антихрист как раз и старается лишь на них все внимание христиан сосредоточить. Сатана хочет свернуть Церковь на рельсы государственных попечений и дел.

А у Церкви свое предназначение – служение Богу. Об этом нас особо отцы Архиерейского Собора в 1918 году предупреждали. Наше дело – это прежде всего Божественная Литургия. А все остальное после, и то по своим возможностям, а не по требованиям свыше.

Нет возможности у попа помогать кому-либо, и не его забота. А то было такое, что последний подрясник сдирали со священника, чтобы какому-то пьянице отдать…

Дело Церкви отец Иоанн видел в том, чтобы служить Литургию и испрашивать Благодать на народ Божий. Это задача всей твоей жизни, священник.

3. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин).jpg
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

Главная памятка от отца Иоанна

Однажды после ранней Литургии в алтаре Успенского собора я получил от отца Иоанна такое наставление. Оно самое яркое из тех, что я помню. Мы уже Дары потребили, разоблачаемся, и я вдруг спрашиваю у отца Иоанна:

– Батюшка, что же нас, Россию, ожидает? Времена-то все мрачнеют и мрачнеют. Народ-то все злобнее и злобнее становится. С каждым разом все страшнее бывает выходить из монастыря… Здесь-то, в обители, вроде как дома, а за стенами-то ад сущий!

Он вдруг так внимательно посмотрел своими пронзительными глазами и говорит:

Запомни: когда Святая Русь уйдет с исторической сцены, тогда и человеческое бытие закончится

– Запомни! Запомни, батюшка, раз и навсегда: человечество идет к концу! Человечество живет только благодаря тому, что существует еще Россия! Святая, Православная – пусть поруганная, пусть оплеванная, пусть замордованная, – но все равно Святая Русь! А когда Святая Русь уйдет с исторической сцены, тогда и человеческое бытие закончится. Страшный суд тогда уже грядет. Запомни! Все идет к закату.

Это у меня такая главная памятка отца Иоанна осталась. Я всегда вспоминаю, какой тогда у него был суровый, пронзительный взгляд: он как будто сквозь время все видел.

Этот человек был исполнен Божественных истин. Он не раз потом повторял:

– Не искушайтесь, человечество идет к концу, никакого прогресса нет и не будет, только регресс. Молитесь, чтобы ядерной войны не было.

«Ради одного монашонка Господь сохраняет Россию»

А про Россию батюшка мне тоже как-то в алтаре сказал:

‒ Россия существует, пока есть монахи. До тех пор, пока на ее территории остается хотя бы один монах, она будет жить. Ради одного монашонка, даже самого захудющего, – и так ручонкой по жертвеннику постукал. – Господь сохраняет Россию! Через этого монашонка Русь называется Святой!

А что такое монашеская жизнь? Это прежде всего послушание Господу, священноначалию: наместнику, благочинному и… кто там еще в монастырской иерархии есть?

Монах по своим силам несет послушание, и даже если и поститься особо по здоровью не может, и молитва у него не так чтобы очень идет, он одним только послушанием, может, и спасается. Сказано же: «Послушание выше поста и молитвы». Все монахи святости через послушание достигали.

Если монах живет в монастыре, он слушает монастырское начальство. А если ему на приходе служить определили, то там уже непосредственно архиерею оказывает послушание.

Сейчас иногда пытаются все очень схематично расписать. Но жизнь схем не приемлет. Схемы умерщвляют всякую жизнь. Если кто-то хочет прикончить жизнь монастыря, он рисует ему схему бытия ‒ что-то вымороченное в качестве распорядка предписывает. Монастырская жизнь угасает, когда Устав не ходом самой монашеской жизни рождается, а извне монахам навязывается.

Кому только в голову может прийти богомыслие да богоугождение в расписание втиснуть! Вот так «благими намерениями» и уничтожают монашеский род.

В монастыре все держится на любви, а не на схеме

Монастырь к такому состоянию привести можно, что он превратится в музейный комплекс, где для показа публике будут ходить два-три иеромонаха, которые не смогут уже служить, – вот от чего старцы предостерегали. И отец Иоанн, и отец Серафим (Розенберг).

Одно дело, когда светская власть монастырь пытается уничтожить, и совсем другое – когда мы сами обитель разоряем… В монастыре все держится на любви, а не на схеме.

Вслед за преподобным Серафимом Саровским псково-печерские старцы предупреждали: настанут времена, когда сами архипастыри, а за ними и пастыри о благочестии забудут. Что уж тогда говорить о мирянах?!

Мельчают люди. Комфорта добиваются, страстишки свои лелеют. Жидкий народец пошел после безбожных десятилетий, когда были подорваны основы церковной жизни.

Это каторжная работа – следить за собою. Не на других стучать, а себя приводить в порядок. Тогда и любовь будет

Христианство – это тяжелейший ежесекундный труд над душою – вот что надо помнить. Это каторжная работа – следить за собою. Не на других стучать, а себя приводить в порядок. Тогда и любовь будет. От этого десятилетиями отучали, запугивая, народ.

В послушании нет мелочей

Отец Иоанн – вот образец любви, духовной любви и единения. Он любил Бога и так же любил братий, всех братий любил, всем все прощал.

Это такой высоты старец, за которого Сам Господь стоял. Бог наказывал братию за непослушание старцу. Вот они придут, спросят у него что-нибудь, он им благословит то и то за послушание сделать. Если они не исполняли, то после этого через день-два дико заболевали. И осознав, что они получили болезнь за непослушание старцу, бежали сломя голову в его келью, бросались в ноги.

– Батюшка, прости, – слезно каялись, – я не смог исполнить твое послушание.

А всего-то вместо 30 поклонов делал, например, один. И т.д.

Послушание довольно тяжело дается. Тем более таким великим старцам, как отец Иоанн, – тут враг особенно препятствует и воюет.

Как же батюшка Иоанн отца Рафаила (Огородникова) предупреждал не гонять на машине. К степенной смиренной езде призывал… Да какое там у 37-летнего мальчишки смирение?!

Сила послушания такова, что вроде бы мелочь, а не исполни – и обернется все фатальным исходом

Сила послушания такова, что вроде бы мелочь, а не исполни – и обернется все фатальным исходом.

Если уж духовник сказал какую вещь оставить, надо разбиться в песок, но не идти на поводу у своей страсти. Именно послушанием страсти лучше всего и побораются.

4. Иеромонах Нил (Григорьев).jpg
Иеромонах Нил (Григорьев)

Нельзя ослушиваться определений Церкви

Послушников отец Иоанн всегда наставлял с любовью. Иногда объясняет, глядь, а послушник мнется… Видно, что не сделает того, что благословляют, так батюшка его в лоб пальчиком постучит:

– Запомни, запомни: ты должен это сделать!

В свое время я тоже был послушником, он и мне так говорил:

– Запомни: ты должен это сделать!

Сам я на приходе служил. Помню, меня вопрос мучил по самоубийцам, так мне батюшка сразу сказал:

– Своей воли здесь не учиняй! Посылай родственников к владыке. А там уже не твоя забота: дадут им разрешение на отпевание или не дадут. Дадут – отпоешь.

Самоубийцам не поется «Святый Боже», разрешительная молитва не дается. Тетки, бывало, на таких отпеваниях протестовали, хотели, чтобы подольше послужил.

– Но я сколько мог, – объясняешь, – столько и отпел.

– А почему так коротко? – не унимаются.

– Он слишком торопился от вас уйти, поэтому я и поторопился его сопроводить туда поскорее…

Хорошо, если тетки смирялись. А то одна бабка не смирилась, обманом потом ездила во Псков и в нескольких храмах там отпевала заочно своего сына-самоубийцу. Без наказания такие вещи не оставляются: ее через неделю-полторы свезли во всесоюзный дурдом, она там и померла. Ума лишилась, начала бегать, кричать…

Нельзя ослушиваться определений Церкви. Когда архиерей отпевание самоубийц благословляет, и тогда только кровным родственникам разрешается без церковного поминовения самим до 40-го дня молиться за самочинно живот свой скончавшего. А после 40 дней даже родственники таких не поминают. Потому что прерывание собственной жизни – это хула на Духа Святаго. Сам Спаситель сказал: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам (Мф. 12: 31). Прещения жесткие, но их надо соблюдать.

Образец послушания

Отец Иоанн всегда был образцом послушания Церкви. Да что там говорить! Он даже свою помощницу слушался беспрекословно
Сам отец Иоанн всегда был образцом послушания Церкви. Да что там говорить! Он даже свою помощницу слушался беспрекословно.

В последние годы батюшка уже слабенький был. Да у него еще и в лагере здоровье подорвано было. Попробуй на лесоповале помытариться. Освободили – так он над восстановлением храмов еще чуть ли не по всей Рязанской земле трудился. В Москву его перепуганные чекисты не пускали. В Печоры он уже «на покой» вынужден был перебраться, так и здесь его никто в покое не оставил.

А батюшка же диабетом болел, без инсулина жить не мог, ноги у него отекали, трофические язвы донимали его. Слава Богу, Татьяна за ним ухаживала. Многие из нас не могут следовать предписаниям. А она – такой человечек строгих правил – четко понуждала придерживаться времени приема лекарств.

Помню, как она отца Иоанна сажала там у него в келье на диванку, обрабатывала раны, перевязывала их, таблетки ему давала, уколы делала – он был у нее в полном послушании. Благодаря этому послушанию и усердию Татьяны он и дожил до 90 с лишним лет.

С любовью из вечности и в вечность простирающейся

Приехали, помню, мы как-то к отцу Иоанну с будущим владыкой Тихоном и с отцом Никитой (Корниенко) втроем. Татьяна тогда никого не пускала, но нас, ради того, что Георгий Александрович приехал, отец Иоанн вдруг принял.

– Давай эту троицу ко мне запускай: я их давно не видел, – говорит.

И вот мы входим. За нами, помню, толпа народу стояла. Бабки с завистью запричитали:

– Ла-ла-ла, опять эти приехали! Их принимают, а нас нет! Что, мы хуже их?

Я чуть было не сказал: «Да, хуже, конечно, раз вас отец Иоанн не принимает!»

Смотрю, а друзья-то мои уже у батюшки…

Владыка Тихон тогда еще даже в постриге не был. Да отец Иоанн, конечно, знал, кем этот тогда еще послушник станет. С такой глубокой извечной любовью его принимал – с любовью из вечности и в вечность простирающейся.

Встретились мы с батюшкой, полобызались, водички от него Крещенской приняли.

Мы всегда просто общались. Где просто, там ангелов со сто.

Поговорили да и поехали.

У нас тогда в Боровике у отца Никиты наша база была. Тут же отец Рафаил, еще жив был, примчался. Илья Данилыч, в постриге монах Исаия, тут как тут. Собрались мы впятером, значит, сидим и беседуем, слова отца Иоанна вспоминаем за чаем…

Записала Ольга Орлова

Размер пожертвования: рублей Пожертвовать
Комментарии
Написать комментарий

Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все поля обязательны к заполенению.

Введите текст с картинки:

CAPTCHA
Отправить