Путем любви: из ислама в христианство

Иерей Назарий (Вайдас) Эйвазов, клирик храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО, выпускник Сретенской духовной семинарии (ныне Академии), родился в семье, где папа исповедовал мусульманство, а мама была католичкой. Но Господь управил так, что старший сын Вайдас в 18 лет принял православие, чем, конечно, вызвал протест и среди родных, и среди друзей. Много сил пришлось приложить и проявить терпение, чтобы в семье воцарился мир. А учеба в Сретенке, лучшем учебном духовном заведении, как считает сам отец Назарий, помогла укрепиться в вере, найти опытных духовных наставников и, безусловно, настоящих друзей.  

1.JPG

– Отец Назарий, Вы росли в мусульманской среде, сегодня Вы – священник в большом храме в Москве, кандидат богословия. Могли Вы когда-то предположить, что жизнь сделает такой разворот и Господь Вас призовет?

Нет, конечно, этого я и предполагать не мог. Мне кажется, что будущее человека никому не известно, кроме Самого Господа Бога. Как учит премудрый Соломон в своей книге: «Много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом» (Притч. 19: 21). Конечно, как у каждого ребенка и юноши, у меня были свои мечты и цели, например, стать врачом, учителем географии или полицейским. Мечту стать полицейским реализовал после армии, однако, поработав в полиции четыре года, понял: это не мое, а предназначен я для чего-то другого. Поэтому, отвечая на Ваш вопрос, скажу еще раз: не предполагал, но интуитивно предчувствовал. 

– Переход в другую религию всегда болезнен для представителей той религии, откуда ушли. Помимо житий святых, есть и современные истории, когда родители буквально физически лишали жизни своих детей, перешедших в православие. Есть примеры, когда отрекались от родных. Как Ваша семья отнеслась к Вашему крещению?

– Да, Вы, конечно, правы, таких случаев в истории очень много. В моей семье изначально отец отнесся болезненно, два года мы не общались. Его можно понять, так как он очень сильно переживал за меня, за мое будущее. Например, как отнесутся в дальнейшем его родственники и друзья ко мне. Хочу сказать, что мой отец из многодетной семьи, и все по сей день являются мусульманами. Более того, я являюсь старшим сыном в своем доме и старшим внуком в своем роде, поэтому в каком-то смысле я был всегда в центре внимания. Потом, к счастью, мы с отцом помирились, и он меня принял. Конечно, сейчас есть некоторые недопонимания с некоторыми дальними родственниками, но они потихоньку начинают меня понимать и принимать. Кроме родственников, от меня стали отдаляться мои друзья и знакомые, которые исповедовали ислам, но появились новые православные друзья. В целом считаю, что недостоин сравнивать свою жизнь со святыми и с теми людьми, которые за свое исповедание были лишены жизни и пострадали за Христа. Почему недостоин? Потому что я все-таки рос в неполноценно мусульманской семье, так как только отец является мусульманином, а мама моя была на тот момент католичкой (в дальнейшем она перешла в православие, крестившись с именем Анна). Поэтому и отец, и знакомые из числа мусульман не считали, что я предал или изменил веру, а решили, что меня тянет к вероисповеданию моей матери, хотя и она на тот момент была католичкой. Это в какой-то мере облегчило и облегчает ситуацию. Более того, они, как разумные люди, понимали и понимают, что у каждого человека есть право выбора. Смягчало обстановку еще одно обстоятельство: в момент, когда я переходил в православие, я достиг совершеннолетия, поэтому, как взрослый человек, имел право принять ту религию, которую полюбил и которая мне очень нравится. Хотя я с Вами согласен: не всегда бывает так удачно…  

2.JPG
С родителями (отец Назарий посередине)

– Помните ли Вы тот момент, когда было принято решение стать христианином? Митрополит Сурожский Антоний вспоминал, что, читая Евангелие, он вдруг понял, увидел, осознал, что прямо сейчас в его комнате стоит Христос. Как это было у Вас? 

– Таинство Крещения принял, когда мне было 18 лет, до этого изучал исламскую доктрину шиитского направления и молился согласно этому вероучению. Когда мне было 17 лет, я вспомнил, как в детстве с мамой по телевизору смотрел библейский фильм об Иисусе Христе и как мама мне показывала католические картинки с изображением Спасителя. Позже выяснилось, что фильм назывался «Библейские сказания: Иисус». Попытался найти тот фильм, а продавец видеокассет, мусульманин кстати, посоветовал посмотреть фильм Мела Гибсона «Страсти Христовы». Я был потрясен Иисусом Христом. Кто не знает, этот фильм рассказывает о последних двенадцати часах жизни Спасителя, поэтому после просмотра у меня появилось сильное желание узнать о Нем все, начиная от Его рождения до Его смерти и Воскресения. Возможно, это и был тот самый решающий момент в моей жизни, потому что буквально через день мой брат нашел Новый Завет, который был кем-то выброшен и лежал на дороге, промокший и испачканный. Прочитал его и решил изучить всю Библию, причем тайно. Сейчас вспоминаю: для того, чтоб прочесть книги Ветхого Завета, приходилось долгое время проводить в читальном зале библиотеки, так как своей Библии у меня не было. Это были одни из самых ярких и запомнившихся дней в моей жизни.

Долгое время проводил в библиотеке – своей Библии у меня не было, это были одни из самых ярких и запомнившихся дней в моей жизни

Прочитав эту великую книгу, Библию, решил связать свою жизнь со Христом. И начал искать храм, где могли бы мне объяснить более подробно христианское вероучение, а потом и покрестить. Я пришел в православный храм, поговорил со священником, однако долгое время не мог понять и решить, какую христианскую конфессию я должен выбрать. Как только начал изучать христианскую веру, вокруг сразу появились пятидесятники, баптисты, Свидетели Иеговы, я даже беседовал с католическим пастором. Все они мне казались своеобразными и хорошими. Но я так и не мог определиться, с кем же мне быть. К сожалению, решающим толчком послужила болезнь, вернее, подозрение на серьезную болезнь. Сдал анализы, за результатами врачи сказали прийти через три дня. Скажу честно, я сильно испугался. Тогда, как я сейчас вспоминаю, вошел в православный храм, который был ближайшим к моему дому, нашел икону Иисуса Христа, как потом выяснил, это был Спас Нерукотворный, помолился Господу, а потом произнес примерно такое обещание: «Господи, если результат анализа будет отрицательным, то я обещаю принять православную веру». Придя через три дня к врачу, я услышал, что у меня простая аллергия. Я был в шоке от радости, и через три дня я принял таинство Крещения, как и обещал Богу, с именем Назарий. 

Было бы правильным начать духовную жизнь через Священное Писание, толкование святых отцов на библейские книги, изучение азов православия

– Говорят, что, когда в доме появляется неофит, остальные становятся мучениками. Как не начать дома курс катехизации для родных и не впасть в чрезмерную экзальтацию? 

– Не всегда бывает так. Самое главное, мы должны быть примером для своих домашних, более того, не только для домашних, но и для всех людей, которые нас окружают. В Евангелии мы читаем такие замечательные слова: «Вы – свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5: 14–16). Считаю, что каждый неофит должен руководствоваться этими словами Священного Писания. Более того, новоначальный не должен набрасываться на акафисты, читать книги только про старцев или книги о монашестве, которые изначально писались исключительно для монашествующих, чтоб не впасть в прелесть. Было бы правильным начать свою духовную жизнь через Священное Писание, толкование святых отцов на библейские книги, нужно изучить азы православия, найти русский перевод Символа веры и пояснения к нему. 

3.JPG

Читать молитвы и каноны с параллельным переводом, чтобы вникнуть в смысл молитвы, научиться правильно поститься, стараться изучить заповеди Божьи и научиться жить по ним и т. д. К сожалению, очень часто слышишь, что человек, никогда не читавший Священное Писание и толкования, начинает читать только акафисты и каноны, притом не понимая смысла некоторых слов. Или читает Иисусову молитву быстро, много и без внимания, постится только внешне и держит пост как диету, при этом оскорбляет своих близких и родных людей, которые смотрят на него как на образец духовный жизни. Святые отцы учат, если постимся телесно, то должны поститься и духовно, без внимания во время молитвы нет молитвы. Например, святитель Игнатий Брянчанинов учил: «Душа молитвы – внимание». Человек, который живет в миру, должен читать книги тех святых отцов, которые писали для мирян. Если этому правилу не следовать, то страдают, кроме неофита, и его близкие.

– Вы автор двух книг, в которых четко отслеживаете параллели и различия Корана и Библии. Какую цель Вы ставили, приступая к работе? Перекинуть мостик между двумя религиями, снять то напряжение, которое царит в нашем и без того неспокойном мире?

– И да, и нет. В первую очередь, хотелось бы сказать, что книги были посвящены очень дорогим и близким мне людям. Первую книгу – «Человек в двух сердцах» – посвятил своему дорогому отцу, а вторую – «Христос в двух сердцах» – моему дорогому брату. Основной целью был сравнительный богословский анализ учения о человеке и об Иисусе Христе в двух мировых религиях, результаты которого можно использовать в перспективе диалога и просвещения мусульман. Это сравнение двух мировых религий, которое поможет всем нам взглянуть друг на друга иначе. Отношения между мусульманским миром и миром христианским порой непросты и переменчивы. Во многом виной тому – взаимное непонимание. Развитие христианско-исламского диалога может принести прекрасные плоды: взаимоуважение и взаимопонимание представителей двух мировых религий. Это может стать основой для многогранного сотрудничества. Диалог между христианами и мусульманами, поиск средств к мирному сосуществованию, стремление к нравственному изменению сторон и смене конфронтационной методологии общения в наше время столь важны, что любые конструктивные предложения, исследования и проекты в этом направлении вызывают неподдельный интерес обеих сторон. Этим и обусловлена актуальность моих книг, поскольку в процессе многочисленных дискуссий между представителями обеих религий выяснилось, что вопросы о Боге, о богопочитании, о человеке способны вызвать недопонимание и создать конфликтную ситуацию. Я посчитал, если удастся в соприкосновении двух мировых религий найти общее, то в будущем мы избежим как минимум недопонимания и как максимум вытекающих из него конфликтов.

Межрелигиозный диалог христиан и мусульман возможен, а где есть диалог, там всегда возможен мир

– Могут ли существовать религии в мире, или войны неизбежны? 

– Если под религиями Вы сейчас имеете в виду исламское и христианское вероисповедание, то здесь важно будет отметить, что мусульманство, начиная с первых веков существования, тесно соприкасалось с христианством. И сопровождалось это не только вооруженными противостояниями, но и полемическими сочинениями, богословским диалогом. Необходимо сказать, что межрелигиозный диалог христиан и мусульман возможен. А где есть диалог, там всегда возможен мир. А если взять Россию, а не весь мир, то Россия остается одним государством из очень малого числа многонациональных государств, народы которых исповедуют разные религии, но при этом не ведут религиозных войн. Более того, в нашей стране бок о бок жили и живут представители различных религиозных общин. Они вместе трудились, защищали одну Родину, при этом твердо стояли в вере своих отцов, общими усилиями оберегали ее от посягательств извне. Другой вопрос – как мы, православные христиане, должны вести себя. 

4.JPG

В своих книгах я подчеркиваю, что миссионерский подход со стороны православного сообщества должен строиться на дружеском диалоге и убеждении. Православие является религией любви, и межрелигиозные отношения должны основываться на мире, любви, терпимости и толерантности. Например, апостол Павел говорил такие слова: «Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми» (Рим. 12: 18). Поэтому проповедь православного человека должна быть тихой и мирной и являться исповеданием любви к Богу и людям, что свидетельствует о чистоте христианской жизни. При этом каждый православный должен научиться видеть в чужом вероисповедании не только отрицательные, но и положительные стороны, как это умели делать святые отцы. Примеры я привожу в своих книгах. 

Проповедь православного человека должна быть тихой и мирной и являться исповеданием любви к Богу и людям

– При поиске учебного заведения почему выбор пал на Сретенскую семинарию?

– В нашем городе при храме был библейский кружок, который вел батюшка. Он мне и посоветовал поступать в Сретенскую духовную семинарию, потому что считал ее лучшей. И он был прав. 

– Чем запомнились годы учебы? Это ведь солидный отрезок жизни, здесь закладываются основы для будущего пастырского служения, появляются друзья…

– Да, все верно, учился я в Сретенской семинарии шесть лет, четыре года бакалавриата и два года магистратуры. И они были для меня самыми полезными, светлыми и запоминающимися. Вы знаете, Господь в Евангелии говорит такие замечательные слова: «Ищите прежде Царства Божия и правды Его» (Мф. 6: 33). Семинария стала для меня именно тем местом, которое помогло обрести эту правду, какую в наше время, к сожалению, найти очень сложно. В Сретенке я обрел друзей и братьев по вере, познакомился с замечательными преподавателями, которые своим опытом и примером жизни помогли мне укрепить мою духовную жизнь.

– Вы сказали про себя, что Вы – человек закрытый, но священник – человек, который нужен всем, зачастую даже без личного пространства… Как Вам удается себя перестраивать?

– Вы правы, закрытый как человек, но не как священник. Под закрытостью что подразумевал? Я не люблю много говорить о себе, делиться и хвастаться своим личным опытом, стараться быть в медийном пространстве и т. д. Более того, это мое первое интервью, где я рассказал о своей личной жизни. Также, честно признаюсь, никогда не любил такого рода вопросы: «Как и когда ты пришел ко Христу?» Я считаю, что никто из нас не сможет сказать в точности, что он пришел ко Христу. Мы можем говорить, что мы идем ко Христу, но говорить, что я пришел ко Христу, с моей стороны, будет дерзостью. В любой момент может быть испытана твоя вера, и какой она окажется в момент испытания, известно лишь одному Господу Богу. Иуда Искариот и великий апостол Петр три с половиной года ходили за Христом, видели Его чудеса, слышали Его учения, а потом предали и отреклись от Христа, хотя последний и покаялся. Кто я такой, чтобы говорить о том, что я пришел ко Христу, или делиться своим личным опытом? 

5.JPG

Как священник, я открыт для всех, через Священное Писание и Священное Предание могу делиться с людьми духовным опытом великих подвижников, пастырей, богословов и т. д. Стараюсь говорить с людьми не от себя, а как учит Святая Церковь.
– Храм при МГИМО – это храм, который в центре внимания, храм большой, где молятся медийные личности, где настоятель востребован в СМИ… И это тоже специфика, к которой нужно привыкнуть?

– Действительно, у нас замечательный храм и настоятель протоиерей Игорь Фомин, а также священнослужители. Вроде мы все разные, но каждый знает свое место, свое дело, у каждого свой дар. Вспоминаются слова апостола Павла: «Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех» (1 Кор. 12: 4–6). А что касается медийных личностей, тут нечему удивляться, они такие же люди, как и все. А наша задача – приводить ко Христу всех, невзирая на лица, делать так, чтобы люди и спаслись, и достигли Царствия Небесного. 

Беседовала Наталья Шатова


Размер пожертвования: рублей Пожертвовать
Комментарии
Рита   2 сентября 2022, 12:09
Он замечательный священник.  У него есть Дух Святой. Душой служит Господу и верной.
Написать комментарий

Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все поля обязательны к заполнению.

Введите текст с картинки:

CAPTCHA
Отправить