Бежать и молиться

Распечатать

Беседа с «бегущим священником» Алексием Ивановым

Иерей Алексий Иванов, штатный священник собора Андрея Первозванного на Васильевском острове в Санкт-Петербурге, в интернете многим знаком как «бегущий священник». Служение у алтаря – дело всей его жизни, бег – его любовь. О том, как совмещаются спорт и священство, какие мысли приходят, когда выходишь на старт 100-километрового марафона, можно ли молиться в эти долгие почти 10 часов, – эта беседа с отцом Алексием.

«И я стал бегать»

Отец Алексий, вы позиционируете себя в Инстаграме как «бегущий священник». Какое слово ключевое в этом словосочетании: священник или бег?

– Конечно, священник. А спорт… Можно бежать, можно плыть, можно ехать, но я люблю бег, я нашел себя в нем, мне это нравится, хоть очень часто и тяжело. И бег – меня поймут те, кто бегал больше 10–20 км или, быть может, готовился к такой дистанции, – это, как мне кажется, очень христианский вид спорта. Это аскетика, это воздержание, это команда. Среди бегунов нет такого какого-то ярого соперничества, но больше взаимоподдержки.

А как эта взаимоподдержка проявляется, например, в марафоне?

– В марафоне тебя подбадривают. Вот ты бежишь, и вдруг тебе становится плохо, тяжело, то кто-нибудь, пробегая, скажет: «Давай-давай, беги», а кто-то может вообще перейти на твою скорость, говоря: «Давай-ка я с тобой пробегусь», и бежит с тобой, подаст воды или еще что-то сделает, совет какой-то даст.

– У вас на спортивной экипировке надпись «Бегущий священник». Как на вас реагируют спортсмены и ваши коллеги?

– Все хорошо на это реагируют, для всех это прикольно, это нонсенс такой. И реакция на 100% хорошая. Это буфер между нецерковными и даже антицерковными – и нами, людьми церковными, такое какое-то примирение. И это очень сильно повышает доверие.

У меня в Инстаграме половина подписчиков вообще из-за рубежа – иностранцы. И мы как бы друг другу пишем. Общение идет даже если просто лайк поставят, комментарий напишут. Ведь пост и фото в Инстаграме значат, что у человека какое-то значимое событие произошло, и сразу все откликаются.

Под словами «значимое событие» вы что имеете в виду?

– Что в каком-то старте поучаствовал или объем какой-то выполнил, сам сделал что-то. И все друг друга поддерживают. Это наше сообщество. И никто не думает, какой священник, что там, как… Появляется какая-то вера в Бога.

Это можно рассматривать как часть вашей миссионерской работы?

– Я никогда не задумывался об этом. Занимаюсь ли я вообще какой-то миссионерской деятельностью? Да! Но я никогда не видел в беге никакого миссионерства.

Не догоняли никого со словами: «А давай поговорим о Боге»?

– Нет, это исключено. Говорю о Боге только когда человек сам спросит.

Вы служащий священник. Как вы находите время и служить, и тренироваться?

– У меня с логистикой все очень хорошо – с логистикой во времени, с логистикой своего времени. Вот это время – для семьи, это – для храма, это – для друзей, близких, насколько это возможно. Я очень часто бегаю, допустим, из собора домой и из дома в собор.

И сколько это километров получается?

– 17 километров.

В одну сторону?

– Да. Ехать на машине – минут 40, на общественном транспорте – больше часа, и бегу я плюс/минус час максимум. Какая мне разница? Просто необходимо хорошо продумать логистику, и чтобы вещи были на своем месте, чтобы лишнего не взять или что-то не забыть. Так что все надо продумывать постоянно.

Каким был ваш самый длинный марафон?

– 100 километров, бежал его 4 сентября 2018 года. Мое время – 11 часов 20 минут.

Вы до принятия священнического сана занимались спортом?

– Я с детства занимаюсь спортом. В школьные годы занимался серьезно любительским боксом. Выступал на юниорских соревнованиях. Своего тренера я считаю настоящим учителем. После школы поступил в музыкальное училище, и встал вопрос о том, чтобы «завязывать» с боксом. А потом, уже будучи в Санкт-Петербурге, узнал, что сын моего тренера выиграл вторую Олимпиаду – в Лондоне – по боксу и признан там лучшим боксером, выходит на серьезный уровень, мировой. Мне стало стыдно, что бросил спорт. У нас были очень теплые отношения, больше, чем просто между учеником и тренером. Он был моим тренером, а моя мама в свое время была его классным руководителем, это ее первый выпуск в школе. И мне стало стыдно, я подумал: «А что я могу? Конечно, не боксом заниматься, а чем-то другим, могу, например, бегать». И я начал бегать.

Нужна была идея. И я стал бегать «за детскую онкологию». Чтобы люди увидели: есть такая проблема
Потом узнал, что существуют марафоны. Как-то ехал на службу в воскресный день, а дороги перекрыты. Что такое? Оказывается, марафон. Подготовился к первому марафону, стал бегать марафонские дистанции. У меня супруга врач, детский онколог, и я стал бегать в формате такого провокационного характера: «мне никто никогда не помогал, не обещал ничего, не поддерживал, все были только против меня» – вот я бегал за эту историю, что существует такая проблема в детской онкологии. А какой была идея? Чтобы люди увидели, что есть такая проблема, не были к этому равнодушными и больше бы об этом знали, чтобы помогали, кто как может, чтобы просто не были равнодушными. И я бегал за Онкологический центр имени Н.Н. Петрова, за Институт детской онкологии и гематологии имени Раисы Горбачевой…

Это там, где служит отец Андрей Битюков?

– Да. Мы с отцом Андреем Битюковым бежать за все это и придумали. Я сказал ему как-то, что не хватает мотивации для марафона, что хотелось бы какую-то идейность добавить, и он говорит: «А давай ты за наш институт побежишь». Я согласился. А потом его матушка мне: «А почему только за горбачевцев? Надо еще и за НИИ Петрова».

Отец Андрей помогал, поддерживал. Но, как правило, все на свои хлебах, только на своей мотивации. Все старты, поездки для участия в стартах, подготовка к стартам – все сам.

Бег христианский вид спорта

Марафон длится 11 часов, и кто-то может сказать: вот, священник бегает по 9 часов, вместо того чтобы молиться…» Что бы вы могли ответить на это?

– А что значит: молиться? Я бы задал этим людям встречный вопрос: что вы имеете в виду под словом «молитва»? Молитва – это твой разговор с Богом, искренний, честный, без прикрас. И на мой взгляд, когда ты бежишь, ты молишься. Я даже пишу об этом иногда в Инстаграме: «Кто марафон не бегал, тот Богу не молился». Вот как раз во время марафона ты, как никогда, и молишься – и о себе, и обо всех, – молишься искренне, без прикрас.

Марафон – как раз для молитвы: ты остаешься наедине с Богом
Если у тебя вообще есть потребность молиться, то время таких забегов – это что ни на есть лучшее, чтобы остаться один на один с собой или наедине с Богом. Рядом нет никого, только ты и Бог. Так что это провокационный вопрос человека, который просто хочет это дело очернить.

А кто-то из прихожан Андреевского собора заинтересовался бегом?

– Да. Уже несколько лет у меня есть свои подопечные. Бегают и выходят на старт благодаря моему примеру. Я всем открыт. Если кому интересно, подходят ко мне. Я всегда рассказываю, показываю, приглашаю, мы встречаемся. Но среди прихожан таких не очень много, среди знакомых ребят гораздо больше. Пока так. Я же не могу ходить и говорить: «Я бегаю. Не хотите ли и вы бегать?» Я никому ничего не навязываю. Но если кому интересно, я сразу иду на контакт.

– Вам, как священнику, бег наверняка помогает держать себя в тонусе…

– Да, помогает. Допустим, сегодня праздничное богослужение или воскресный день, я обычно исповедую. Ко мне подходят 40–50 человек, и о больших достижениях в их духовной жизни речи нет. Много проблем. И я не могу быть безразличным к ним, особенно если это какой-то очень важный вопрос. Все-таки человек не просто выговориться пришел… Мне надо как-то ему ответить. А чтобы ответить честно, по-христиански, мне надо его боль через свое сердце пропустить. Так что потом мне тоже тяжело. И очень помогает освободиться и сбросить эту духовную усталость физическое утомление. А когда бежишь, тебе тяжело, трудно. Редко бывает так, что ты как бабочка порхаешь. Нет, всегда тяжело. Но ты преодолеваешь это, потому что понимаешь, что бежишь за результатом и для тебя он точно будет хорош. После тренировки я никогда не жалею, что побегал.

С чего начать

Отец Алексий, с чего посоветуете начать новичку?

– С критической оценки своего состояния. Есть ли лишний вес? Если есть, то какой? Нет ли каких-то стопроцентных противопоказаний к бегу? Надо вначале поинтересоваться этим.

Но вообще начинать надо с ОФП – общей физической подготовки. Это и дома доступно для каждого. Но нужно себя понуждать к занятиям, нужен определенный график, режим. Воздержание от алкоголя, воздержание от курения, воздержание от переедания. Без этого ничего не получится. Должен быть здоровый образ жизни.

По благословению владыки Варсонофия при Санкт-Петербургской митрополии теперь есть беговой клуб «Православный марафонец» при отделе взаимодействия со спортивными организациями. Я являюсь духовником этого бегового клуба. Этот беговой клуб я рассматриваю как беговое движение православных христиан. Двери открыты для всех, можно начать бегать с нами. У нас есть профессиональный тренер – кандидат в мастера спорта. И если есть вопросы, с чего начать и как начать, то он даст профессиональные советы и ответы.

Мы всех приглашаем, всех ждем.

С иереем Алексием Ивановым
беседовал Никита Филатов

8 января 2021
Размер пожертвования: рублей Пожертвовать
Комментарии
Написать комментарий

Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все поля обязательны к заполнению.

Введите текст с картинки:

CAPTCHA
Отправить