Нет греха, который больше, чем любовь Божия

Картинка.jpg
Мы не попадем в рай не потому, что мы грешим. Знайте, что единственным безгрешным был Христос и никто другой. Мы не попадем в рай не потому, что совершаем грехи. Пока мы живы и наши глаза открыты, мы грешим. Мы попадем в рай, потому что мы изо всех сил стараемся стать такими, какими хочет видеть нас Христос, и это старание спасет нас. Сможем ли мы победить искушение грешить или нет, это зависит не от нас, а от Божией благодати.

Мы должны спросить Господа, пошлет ли Он нам Свою благодать. Если Он пошлет нам Свою благодать, то тогда мы не будем гневаться, прелюбодействовать, воровать и так далее. Если Бог не пошлет Своей благодати, мы не сможем сами перебороть наши грехи. Это не означает, что мы не такие, какими хочет видеть нас Христос. Мы воюем, боремся с грехами. Мы видим свои грехи и думаем, что если мы перестанем их совершать, то не будем грешить ни разумом, ни глазами, ни ушами…

Мы не должны впадать в отчаяние и говорить: «Я всегда попадаю в капкан одного и того же греха. Значит, я ничего не смогу добиться: я ничего не делаю!»

Мы многое делаем: исповедуемся, смиряемся, раскаиваемся… Вот это спасет нас, а не добродетель, в которой мы преуспели. Диавол тоже имеет добродетели. Как-то я, сделав что-то хорошее, пошел рассказать об этом своему старцу. Тогда я был начинающим монахом. Когда он увидел меня, то сразу понял, в чем дело. И прежде, чем я успел сказать хотя бы слово, он проговорил:

– Чадо мое, почему мы должны хвастаться и гордиться? Потому что постимся? Мы никогда не сможем поститься больше, чем диавол, потому что он никогда ничего не ест. Он наибольший постник. Или же потому что мы бодрствуем и мало спим? Мы не можем больше бодрствовать, чем лукавый, потому что он никогда не спит. Воздерживаемся, остаемся целомудренными из-за любви к Христу? Есть ли у нас эта добродетель? Но мы никогда не станем целомудреннее, чем диавол, ведь он не желает плотских удовольствий: они не нужны ему, потому что у него нет тела.

Я был ошеломлен! Сколько бы добродетелей мы ни имели, мы никогда не сможем приобрести те, которыми обладает диавол. Но спасут ли диавола его добродетели? Нет. Они не спасут и нас.

Сами по себе добродетели не являются спасительными. Нас спасет покаяние и смирение
Что я этим хочу сказать? Чтобы мы не были добродетельными? Нет. Мы будем бороться, чтобы приобрести добродетели. Христианин всегда добродетелен, но добродетельный человек не является непременно христианином. Есть добродетельные люди и среди буддистов, индуистов, евреев и протестантов. Но сами по себе добродетели не являются спасительными. Нас спасет покаяние и смирение. Смирение в нашем уме.

Но смирение – это не только сказать несколько пустых слов: «Кто я? Я ничто!» – и притворяться окаянным только для того, чтобы люди говорили:

– Нет-нет, ты добродетельный, у тебя есть эта и эта добродетель…

Притворяясь смиренными, мы заставляем других хвалить нас.

Настоящее смирение не в том, чтобы просто произносить смиренные слова, но в том, чтобы быть смиренномудрым человеком, иметь смиренный дух и не думать, что мы лучше других, потому что всякое зло зарождается прежде всего в наших умах.

Если мы снова и снова духовно падаем, то не должны отчаиваться. Есть священник, есть его епитрахиль, есть покаяние… Это спасет нас – и ничто больше. Нас спасет покаяние и смирение. Диавол этого боится. У него очень много добродетелей, но ему не хватает еще одной – смирения, и это породило ад и принесло духовную разруху.

Именно для того, чтобы показать силу смирения, как сказано в Писании, Христос сошел с небес на землю, смирился и был послушным до самой Своей смерти. Он смирился до такой степени, что согласился быть распятым. Вот такое смирение нам необходимо, чтобы спастись.

Мы стараемся не впасть в грех, но Бог намеренно попускает нам это падение, чтобы мы смирились. И пока мы плачем о совершённом нами грехе, Бог дает нам венец смирения за нашу борьбу с грехами. Поэтому мы никогда не должны отчаиваться. И давайте установим себе правило: снова не повторять свои грехи. Скажи себе:

– Я больше не буду злиться, не буду делать то или иное…

И затем так:

– Господи Иисусе Христе, помилуй меня, грешного!

И наклони голову под епитрахиль священника.

Что мы действительно приобрели, мы поймем тогда, когда придет время предстать перед Богом. У человека одна мера, а у Бога – другая.

Нет греха, который больше, чем Божия любовь; нет греха, который не может быть побежден Божией любовью
Вы никогда не должны отчаиваться. Если вы чего-то не достигли, это не означает, что вы потерпели неудачу. Нет греха, который больше, чем Божия любовь; нет греха, который не может быть побежден Божией любовью. Исповедуйтесь, причащайтесь и не отдаляйтесь от Церкви. Лучше быть грешником в Церкви, чем добродетельным вне ее. Лучше быть хулиганом у Христа, чем хорошим мальчиком у диавола. Наша доброта не спасет нас, а спасет нас то, какую любовь мы испытываем к Христу и какую духовную борьбу мы ведем ради Него.

Однажды некий монах уснул во время богослужения. Монастырская жизнь сурова, душа может стремиться к высотам, но иногда тело не имеет сил следовать за ней. Закончилась служба, мы вышли из храма. Пока ждали, чтобы пригласили нас в трапезную, другой монах, чтобы подразнить своего собрата, шутя, сказал ему:

– Батюшка, я видел, что вы уснули в храме.

А тот ответил ему:

– Лучше уснуть в Ноевом Ковчеге, чем быть бодрым вне Ковчега!

Лучше, чтобы тебя спас Христос, даже если ты уснул в церкви, чем бодрствовать на улице во время потопа. Покаяние спасет нас, а не что-то другое. Вот почему мы должны постоянно каяться. Почему так? Потому что мы постоянно грешим. И мы не должны быть привязаны к грехам, которые мы совершаем. Авва Дорофей говорит, что можно даже взглядом кого-то обидеть и так согрешить. Ну что тогда нам делать? Спрятаться в какой-то яме и неподвижно ждать, когда мы умрем?

Как только утром откроете глаза, скажите: «Господи Иисусе Христе, помилуй меня!» и «Слава Богу!». Так вы попадете в рай, не сомневайтесь. Потому что когда человек говорит: «Господи Иисусе Христе, помилуй меня!», этим он показывает, что хочет быть с Христом, что не будет грешить по своей воле, а если согрешит, то вопреки своей воли. Как говорит святой апостол Павел: В членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? (Рим. 7: 23–24). И если мы видим, что и святой апостол Павел не мог победить грех – тот, кто воскрешал мертвых, – то победим ли мы его? Нет. Тогда как мы спасемся? Мы спасемся, молясь со словами: «Господи Иисусе Христе, помилуй меня!» и через смирение.

Часто, когда мы что-то просим у Бога, Он не дает нам этого просто для того, чтобы мы продолжали молиться, и когда нам наконец-то подается просимое, то оказывается, что мы получили больше пользы от молитвы, которую отправляли Богу, чем от того, что Он нам подал. Вот почему Господь иногда замедляет давать нам то, о чем мы многократно просим у Него.

Он часто ставит нас в трудные ситуации или посылает нам страдания, например болезни, для того, чтобы препятствовать нам грешить. Если бы мы тогда были в другом положении, то мы были бы довольны и могли бы согрешить. Так что никто не счастлив там, где он находится…


Перевел с болгарского Виталий Чеботар
Православие БГ

Игумен Никон Афонский 13 сентября 2019
Размер пожертвования: рублей Пожертвовать
Комментарии
Ирина   14 Сентября 2019, 15:09
Благодарю за статью.

Добродетели. Но что есть добродетель? Внешнее ее проявление или внутреннее содержание? Хороший пример приводит старец с диаволом. Диавол имеет внешний вид добродетели, для человека через плоть, как не спать, не есть, воздержаться от того или иного... Но имеет ли диавол внутреннее содержание самой добродетели, как кротость, терпение в скорбях, не завистливость, не гневливость, умение искренно радоваться радости ближнего...? Конечно нет. Вот и выходит, что делание и имение внешних добродетелей, но отсутствие их внутреннего содержание, сами добродетели становятся лживыми, лицемерными. Не потому ли диавола и его единомышленников называем лукавыми, лжецами? Делание внешних добродетелей, как бодрствование, воздержание в пище и сне, раздача имущества бедным и т.д., сама по себе не является добродетелью, хотя и похвально внешнее делание, если нет главного - доброты сердца. "Милости хочу, а не жертвы", - говорит Господь (Мф. 9:13). Внешнее делание добродетели - это жертва. Господь не говорит, что она не нужна, но говорит, что для Него первостепенно является милость, а это уже внутренняя добродетель. Помилуй человека: не осуди, дай просящему, не отвратись от желающего занять, подставь другую щеку, когда тебя ударили по одной (когда оскорбили, оклеветали, хулили), где подставить другую значит промолчать в ответ, молиться за врагов, помогать им, благотворить им, благословлять их, прощать согрешения брата своего... Вот та милость, которую желает Господь Бог. Но увы, легче сотворить внешнее делание добродетели, чем заботиться о внутреннем ее содержании.
Победить грех, действительно человеку невозможно. Но что невозможно человеку, возможно Богу, как говорит наш Господь Иисус Христос (Лк. 18:27). Не я побеждаю грех, свои порочные наклонности, греховные привычки, а Христос. Можно ли исцелиться от своей греховной страсти, тяги? Да, как говорят святые отцы. Ибо исцеляет, освобождает Христос. Если грешу, значит Бога не познала, как пишут в своих посланиях апостолы. Те, кто родился во Христе, те кто живет Христом, грешить уже не могут. Ибо живет уже не плоть, а дух, живет новая тварь. Как пишет апостол Иоанн: "Всякий, пребывающий в Нем, не согрешает; всякий согрешающий не видел Его и не познал Его" и добавляет "Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола. Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога" (1Ин. 3:6-9). И апостол в своем послании раскрывает, что значит неделающий греха, и как не совершить грех. Деланием заповедей. Кто возлюбил Христа, тот соблюдет Его слова. Заповедей много, но они все сводятся к одному: "Люби ближнего своего, как самого себя. Не делай зло, не желай зла, даже если тебе делают и желают зла". Любить значит отдать себя на распятие, поругание, значит простить, не помнить зла, не держать обиды. Любить - значить миловать ближнего, каким бы он не был и как не поступал бы с тобой. Апостол Иоанн пишет: "Бога никто никогда не видел. Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас" и раскрывает слово о любви к ближнему: "Кто говорит: "я люблю Бога", а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?" (1Ин. 4:12, 20). Любое ожесточение сердца против ближнего, ропот, негодование, сварливость... - все это не любовь, все это ненависть к человеку. Ибо как можно ожесточаться против ближнего любя? Само в двух действиях заложено противность друг другу. Не возможно злословить ближнего и при этом любить его. От того и грешим, что Бога не познали. Вот и получается, что желаю доброго, а творю злое. Так и познается, что грех во мне, и он обладает мной, и я раба его. И кто освободит меня бедную? Христос! На Него уповает сердце мое, Ему верю, Им живу. А жить значит делать то, что заповедовал Господь. Любить ближнего своего, как Он возлюбил меня. "Милости хочу" - говорит Господь - "а не жертвы". Но через жертву стремлюсь умягчить свое сердце. Без труда и плодов нет. Желание мало, надо приложить старание и делание.

Умудри нас Бог.
Написать комментарий

Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все поля обязательны к заполнению.

Введите текст с картинки:

CAPTCHA
Отправить