От слов к молчанию

Чем больше человек созерцает Бога в природе, тем явственнее он осознает, что Бог превыше природы и что Творец ничем не ограничен. Находя во всем следы божественного, человек как бы говорит: «Это тоже Ты; и здесь Ты…». Так второй этап духовного Пути[1] ведет его, с Божией помощью, к третьему, когда Бог виден не только лишь благодаря тому, что Он сотворил, но открывается в прямом и непосредственном союзе.

Картинка.jpg
Совершать этот переход мы учимся у наших духовных наставников в православной традиции, применяя в своей молитвенной жизни путь отрицания, или апофатический метод (от др.-греч. ἀποφατικός – «отрицательный»).

В Священном Писании, в литургических текстах и в природе Господь представляется нам бесчисленными словами, образами и символами; и святые отцы учат нас ценить эти слова, образы и символы, опираясь на них в нашей молитве. Но, поскольку все это никогда не может выразить полную правду о живом Боге, мы также призваны уравновесить эту утвердительную, или катафатическую (от др.-греч. καταφατικόσ – «утверждающий») молитву молитвой апофатической. Как говорит аскетический писатель Евагрий Понтийский: «Молитва – это отстранение от мыслей». Само собой разумеется, что данное утверждение не следует рассматривать как полное определение молитвы, однако оно верно указывает на вид молитвы, о которой мы сейчас говорим. Стремясь к вечной Истине, которая лежит за пределами всех возможных человеческих слов и мыслей, искатель начинает ждать Бога в тишине и молчании, больше не говоря о Боге или с Ним, а просто слушая Его. Остановитесь и познайте, что Я – Бог (Пс. 45: 11).

Смысл исихии не в отсутствии внешнего, а в присутствии доброй открытости человеческого сердца к Божией любви
Эта тишина, или внутреннее молчание, по-гречески называется исихия, и тот, кто ищет молитву полного молчания, называется исихастом. Исихия означает концентрацию, внимание в сочетании с внутренней тишиной и спокойствием. И не надо в этом видеть чисто внешние факторы, такие как отсутствие речи и внешней активности. Смысл исихии не в отсутствии внешнего – речи или внешней деятельности, – а прежде всего в присутствии доброй открытости человеческого сердца к Божией любви. Излишне говорить, что для большинства людей, если не для всех, исихия не является постоянным уделом. Исихаст, помимо того, что входит в молитву покоя, использует и другие формы молитвы, участвуя в церковном богослужении, читая Священное Писание, принимая Святое Причастие. Апофатическая молитва сосуществует с катафатической, и одна усиливает другую. Путь отрицания и способ утверждения не являются альтернативами друг другу, но, наоборот, они дополняют друг друга.

Но как нам перестать говорить и начать слушать? Из всех уроков молитвы этот труднее всего усвоить. Нет смысла говорить себе: «Не думай», потому что приостановка мыслительного процесса – это не то, чего мы можем достичь, просто проявив силу воли. Ум, который вечно чем-то занят, требует от нас какой-то задачи, чтобы удовлетворить свою постоянную потребность быть активным. Если наша духовная стратегия полностью отрицательна – если мы пытаемся устранить все сознательное мышление, не предлагая нашему разуму какой-либо альтернативной деятельности, – мы, вероятно, окажемся в состоянии дневной дремоты. Разум нуждается в какой-либо задаче, которая будет держать его занятым и в то же время позволять ему выходить за пределы себя в неподвижность. В православной традиции такое делание исихаста – это обычно частое повторение какой-то короткой «молитвы со стрелами», чаще всего молитвы Иисусовой: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного».

При чтении Иисусовой молитвы нас учат избегать, насколько это возможно, какой-либо конкретной воображаемой деятельности, мыслительного изображения. Как говорит святитель Григорий Нисский: «Жених присутствует, но незримо». Молитва Иисусова не является формой чувственной медитации, когда человек воображает и представляет различные случаи из жизни Христа, чтобы вызвать какие-либо переживания. Но наоборот, отбросив чувственные и душевные образы, мы должны сосредоточить все свое внимание на словах молитвы, точнее – внутри слов. Молитва Иисусова – это не просто гипнотическое заклинание и тем более не повторяемая до исступления мантра, но осмысленная фраза, призыв к другому Человеку. Его цель – не расслабление, а бдительность, не дремота, а живая молитва. И поэтому молитва Иисусова должна твориться не механически, а с определенной внутренней целью; в то же время слова должны произноситься без напряжения, без насилия над собой, без чувственного переживания или чрезмерного акцента на самих словах. Струна нашего духовного и молитвенного посыла должна быть натянутой и тугой, а не висящей без дела, однако и не настолько натянутой, что если еще потянешь сильнее – она оборвется.

Обычно различается три уровня, или степени, в навыке творения Иисусовой молитвы. Поначалу мы молимся ею как «молитвой уст», то есть это устная молитва. Затем, с опытом, спустя время, она становится более внутренней, становится «молитвой ума», мысленной молитвой. Наконец ум «спускается» в сердце и соединяется с ним, и поэтому молитва становится «молитвой сердца», или, точнее, «молитвой ума в сердце». На этом уровне она становится молитвой всего человека, и это уже больше не то, что мы думаем или говорим, а то, чем мы являемся: это конечная цель духовного Пути – стать не просто человеком, читающим время от времени молитвы, но человеком, который все время пребывает в молитве. Другими словами, молитва Иисусова начинается как серия конкретных молитвенных актов, но ее конечная цель состоит в том, чтобы со временем и с опытом установить в том, кто молится, состояние непрестанной молитвы, которое продолжается непрерывно даже в разгар других действий.

Молитва Иисусова начинается как устная молитва, как и любая другая, но повторение одной и той же короткой фразы позволяет христианину благодаря простоте используемых им слов продвигаться дальше всех языков и образов к божественной тайне. Таким образом, навык молитвы Иисусовой развивается, с Божией помощью, в то, что западные авторы называют «молитвой любящего внимания» или «молитвой простого взгляда», где душа пребывает в Боге без постоянно меняющейся последовательности образов, идей и чувств. Помимо этого, существует еще одна стадия, когда молитва христианина перестает быть результатом его собственных усилий и становится – во всяком случае, время от времени – тем, что православные писатели называют «самодействующей молитвой», а западные – «настоянной». Другими словами, молитва как бы перестает быть «моей» молитвой и становится в большей или меньшей степени молитвой Христа во мне.

Самостимуляция чувственности и поиск ощущений во время молитвы неминуемо ведет к повреждению души

Не следует думать, что этот переход от устной молитвы к молитве мира, то есть от «активной» к «самодействующей» молитве, происходит быстро и легко. Порой тем, кто творит молитву Иисусову, время от времени даются моменты «восторга» – они приходят неожиданно и как бы даром, и тогда слова молитвы отходят на задний план или вообще исчезают и заменяются непосредственным ощущением благодати Божией и Его любви. Но для подавляющего большинства этот опыт соприкосновения – лишь краткий проблеск, а не непрерывное состояние. В любом случае надо понимать, что крайне неразумно и вредно для духовной жизни пытаться самому искусственно стимулировать то, что является плодом прямого действия Бога. Самостимуляция чувственности и поиск ощущений во время молитвы неминуемо ведет к повреждению души. Такое происходит, когда молящийся ищет чувственного и душевного, а не духовного, ищет быстрый результат в том, о чем ничего еще толком не понимает и в чем не имеет опыта. При этом надо быть предельно осторожным и отчетливо понимать, что ощущения, переживания, чувства не могут быть самоцелью молитвы, потому и не надо их специально ждать. Наилучший путь при обращении к Святому Имени Христову состоит в том, чтобы сосредоточить все наше внимание на чтении слов; иначе в наших преждевременных попытках достичь бессловесной сердечной молитвы мы придем к тому, что молитва превратится в полусонное сидение. Изволь следовать совету святого Иоанна Лествичника: «Огради свой разум словами молитвы». Бог сделает все остальное, но только как Ему угодно, при этом – как тебе полезно и в свое время.

Будем следовать совету святого Иоанна Лествичника: «Огради свой разум словами молитвы»


Перевел с английского иерей Димитрий Дегтярев

Из книги: Kallistos (Ware), archimandrite. The Orthodox Way. St. Vladimir's seminary press, 1986. P. 162–166.




[1] См.: Через творение к Творцу.

Размер пожертвования: рублей Пожертвовать
Комментарии
Ирина   12 Сентября 2019, 10:09
Благодарю за наставления.

Что главное в молитве? Вроде бы простой вопрос, но ответить на него оказывается совсем непросто. Задумываясь о молитве о её цели, понимаешь, что все важно: и Лицо к Которому ты обращаешься, и само прошение, и чувства с которым ты говоришь, и сердце которое просит, и то о чем ты просишь, и как ты просишь (темп молитвы). В молитве нет ничего малозначащего, незначительного, пустого. И потому, когда приступаешь к деланию Иисусовой молитвы, важно понимать, что это молитва, а значит обращение к Богу и Человеку - Иисусу Христу. Не просто к какому-то персонажу с этим именем, а к живому Человеку и Богу. Который слышит тебя, видит, всё знает о тебе, знает и то, о чем ты думаешь, что тревожит, что скрываешь. Знает всё твоё тайное и явное, знает тебя так, как ты себя не знаешь. Знает твои грехи, видит твои язвы, раны, болезни и не только телесные, но и душевные. И это нужно осознать, что Господь Иисус Христос это не просто имя, которое я призываю, а Он живой, а это значит мыслящий, разумный и чувствующий, а значит Он управляет, решает и дает, то что будет правильно и хорошо. А потому имя Его призывается вдумчиво, неспешно.
Молитва без цели, а тем более Иисусова молитва, подобна пустышке, когда без конца зовется человек, но просто так без понимания для чего и что нужно от того, который зовется. Такая молитва - грех, ибо в суе произносится имя Господне. Что прошу у Господа? Помиловать меня. Но в чем помиловать, если не вижу и не понимаю в каких обстоятельствах нахожусь, какую жизнь проживаю? И добавляя "грешную", особо грешной себя не чувствую, и не вижу, ибо мои мысли, мое сознание и поступки обличают, что грешной, я себя, точно не считаю. Цель в молитве, для чего ты начинаешь звать и обращаться к Господу Богу важна. Чего хочу, для чего хочу? такие вопросы постоянно должны сопровождать молитву к Господу. Основная цель Иисусовой молитвы, как учат святые отцы, это познать свое греховное состояние души, чтобы открылись очи твоего сердце и ты увидел себя таким, каким видит тебя Бог. Именно Господь помогает увидеть грехи во мне, а я не я сама. Именно Господь открывает постепенно истинное видение на самого себя, и это видение раскрывает и какой ты грешник, и какой есть твой Господь Бог. Именно так раскрывается беспредельная, непостижимая любовь и милосердие Божие к своему падшему творению и Его искупительная жертва за грешного, неблагодарного человека.
Иисусова молитва - это ограда. Не надо брать четки, садиться в специальную позу, следить за дыханием, чтобы научиться молиться. Сама молитва учит тебя внимательности, жить , думать, поступать под взором Господа Бога. Учит памяти смертной, жить в страхе Божием, страшиться и Страшного суда и слова Господа: "Не знаю тебя!" (Мф. 7:23). Молитва помогает исправиться, исполнять заповеди Божии, творить богоугодное добро. Идя по улице, молитва ограждает твои глаза от соблазна, и ты как бы видишь и не видишь. Ограждает твой слух, ибо когда слышишь греховное, злое, то сильнее, сосредоточеннее произносишь слова молитвы, чтобы худое, злое не вошло в твое сердце и не осело там. Ограждает твои уста, учит молчанию. Молитва помогает жить внутренней жизнью, жизнью в своем сердце, позновать его, очищать его. Без Бога невозможно ничего. И эти слова, молитва помогает познать их истину, познать и свою немощь. Молитва учит бороться с помыслами, отрожать их, игнорировать. Учит и очищать свой ум. Невозможно научиться духовной жизни от другого человека, так как человек может лишь поделиться своим опытом только словом, но он не может войти внутрь тебя, помочь тебе, научить практикой что и как надо делать. Это может только Сам Бог, Господь Иисус Христос. Он - Учитель, Наставник. Он покажет что и как надо, Он научит, ибо входит в мое сердце через Таинство Евхаристие, соединяется со мной, и управляет мной, помогает бороться со своими греховными навыками и наклонностями. Это как в обучении управлением автомобиля, ты за рулем, а учитель рядом. Если что, он и на педали нажать может, и руль взять в свои руки...

Ему слава подобает во веки веков. Аминь.
Написать комментарий

Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все поля обязательны к заполнению.

Введите текст с картинки:

CAPTCHA
Отправить