Пастырские встречи. Молитва – это общение с Богом

Есть несколько десятков вопросов, которые волнуют почти каждого ходящего в храм: нужно ли держать строгий пост, если здоровье не позволяет отказаться от каких-то продуктов; как отличить осуждение от рассуждения; как научиться молитве и что есть молитва? Насельник Сретенского монастыря иеромонах Никодим (Бекенев) на Пастырских встречах в кафе «Несвятые святые» с любовью отвечает на многие из них.

– Господь в Евангелии периодически называет Себя Сыном Человеческим, почему и в каких случаях?

– Называет потому, что Он действительно Сын Человеческий. Он же родился от Девы Марии, потому что Он стал человеком. Он Божий и Он человеческий. Говорит это для того, чтобы подчеркнуть Свою человеческую сущность.

Каким образом произошло наше спасение? Первое – это Боговоплощение. Чтобы спасти человечество, Бог Сам стал человеком, то есть Он стал как бы вторым Адамом, стал человеком. Ведь в чем смысл грехопадения? Не в том, что человек нарушил какую-то эту заповедь и съел плод, который нельзя было есть, а в том, что человек нарушил договор с Богом и фактически заключил сделку с диаволом. Поэтому человечество отпало от Бога и лишилось рая и богообщения. И мы все несем в себе греховное зерно. Человек отпал от Бога, и Господь показал нам, что спасение возможно для человека с Божией помощью. С другой стороны, Он, действительно став человеком, попал под общечеловеческое осуждение, но при этом, будучи Богом и принеся эту страшную жертву, Он нас искупил из этого диавольского обманного рабства. 

– Батюшка, как научиться молиться? 

– Практиковать это дело. Дело в том, что молитвы и акафисты – это некий костыль нам для того, чтобы мы просто и своими словами научились молиться и понимали. Наши утренние и вечерние правила нас учат богословию. На самом деле во всем этом есть наши главные богословские понятия, что студенты семинарии изучают в рамках догматического богословия. Но тем не менее молитва, она еще и такая личная, это же личные прошения, об этом тоже не надо забывать. И мы можем кратко и от души молиться, просить Бога. Ведь думаете, если вы выучите акафист наизусть, вы научитесь молиться? Тоже нет. Просите. Вы обращаетесь к Богу с просьбой? Значит вы уже умеете молиться. 

Молитвы и акафисты для нас это некий костыль, чтобы мы просто и своими словами научились молиться

– Можно ли молиться от себя, например, в вечернем правиле? 

– Можно. Утренние и вечерние молитвы со временем мы просто заучиваем наизусть и часто произносим уже автоматически. И настолько иногда так бывает… Как говорил насельник монастыря, ныне покойный: «Вот читаешь на автомате, и всё хорошо, не ошибаешься никогда. Как только ты начинаешь думать, пытаешься как-то действительно молиться от души – ты всё время спотыкаешься на службах. Где-то какие-то запинки возникают, еще что-то». Молитва – это процесс творческий. Молитва – это общение с Богом. В чем оно заключается? Если вы читаете Святое Писание, вы с Богом общаетесь? Общаетесь. Если вы читаете святых отцов, вы тоже общаетесь с Богом? И это отчасти тоже молитва. И вы приводите свой ум в состояние богомыслия, и это не обязательно какое-то такое пунктуальное исполнение правил. У афонитов, которые действительно одни из самых больших молитвенников, нет такой четкой установки соблюдения какого-то предписанного правила: во столько-то вы должны такое количество молитв прочесть. Нет, у них есть определенное время, отведенное для келейной молитвы, есть совет духовника, есть какое-то понимание того, что он желает, есть некая обязанность, есть те обеты, которые он давал Богу. Таким образом, несколько часов в день он посвящает молитве. Афониты могут изменять правило, могут отдавать это время Иисусовой молитве, могут отдавать это время чтению Писания, святых отцов, чтению Псалтири и так далее. 

Вы также можете заменять свои утренние и вечерние молитвы на что-то другое, на что-то новое и интересное, пожалуйста. Самое главное, чтобы вы посвящали время Богу и тратили это время на молитву и на свой такой настрой. Почему мы молимся в начале дня? Потому что мы хотим определенным образом настроиться на этот день и начать его с благословения Божьего, чтобы нам в меньшей степени впадать во всякие бесовские искушения и страсти. И когда мы утром помолились, мы уже вооружились Божественным благословением, настроились определенным образом на день. И когда случаются какие-то потрясения, они уже не так сильно нас сбивают с правильного настроя, ведь мы утром совершили молитву, мы готовы к духовной борьбе и ко всякого рода искушениям. 

Когда мы утром помолились, мы уже вооружились Божественным благословением, настроились определенным образом на день

То же самое вечером: мы благодарим Бога за день, вспоминаем свои грехи, которые совершили за этот день. Николай Васильевич Гоголь предлагал всем вести дневник такой: в конце дня записывать какие-то свои события, какие-то искушения, которые с нами произошли, чтобы контролировать свою духовную жизнь. 

– Если по состоянию здоровья не получается соблюдать пост, как можно получить благословение на это? 

– Пост – это индивидуальное дело. Зачем обязательно на всё получать какие-то благословения? Один греческий богослов вспомнил, что выступал на радио и ему задавали вопросы приблизительно так же, как и сейчас. Звонит мужчина и говорит: «Слушайте, батюшка, подскажите, что делать? Моя жена ничего не может сделать без благословения своего духовника. Иногда доходит до какого-то абсурда: мы сидим, ждем, когда получим это благословение, потому что не можем до батюшки дозвониться, дописаться, достучаться». А он отвечает: «Я не знаю, что Вам посоветовать, но Вашей супруге я посоветовал бы выйти замуж за своего духовника». 

На самом деле пост – это сугубо индивидуально. В заповеди блаженства не входит пост. И почему-то мы все считаем, что пост – это что-то особенное. Нахамить другому – это можно. Пройти мимо несправедливости – можно. А пост нарушать нельзя. Мы не христиане, если мы не постимся. Если при нас избивают человека – мы благоразумные люди, тихо снимаем на смартфон, молимся: «Господи, помоги», сами снимаем и потом покажем. Но при этом мы постимся. Это же в среду происходит, а в среду заступаться за кого-то грех. Или в пятницу… На самом деле, пост – посильная вещь. Мы приходим с вами в спортивный зал. Мы знаем, что есть спортсмен, который взял вес 500 килограммов.  Это не значит, что все, кто пришел в зал, теперь не имеют права поднимать менее 500 килограммов. У каждого свой вес, свои возможности. 

Мы с вами имеем аскетический устав, который рассчитан на молодых, сильных физически монахов, которые, с одной стороны, усмиряют свою плоть и идут на пути добродетели, и они совершают этот подвиг телесный. Если вы старый больной человек и вам противопоказано поститься или врачи вам говорят, что вам обязательно нужно что-то есть – пожалуйста. Ведь не так важно, что входит в ваши уста, как то, что исходит из ваших уст. И мы ошибочно считаем, что это является препятствием к участию в праздниках, в службах и так далее. Тем более если у нас объективно такое состояние здоровья.  Мы с вами на Пасху каждый раз всё слушаем, но не слышим огласительное слово святителя Иоанна Златоуста, который говорит: «Постившийся и не постившийся, возвеселитеся днесь. Трапеза исполнена, насладитеся вси. Христос бо, востав от мертвых, Начаток усопших бысть. Тому слава и держава во веки веков». И так же, как лепта вдовицы, эта маленькая монета больше, чем большое подношение богатого человека, потому что она дает последнее, а он малую толику от своего имения.

Не так важно, что входит в ваши уста, как то, что исходит из ваших уст

– Есть у человека свои мысли или мысли приходят от Бога и лукавого? Что можете посоветовать почитать?

– Почитайте о помыслах и молитве у святителя Игнатия Брянчанинова в «Аскетических опытах». Конечно, у человека есть свои мысли. Мысли от лукавого можно легко узнать.  Конечно, у нас есть свои мысли, но бывает иногда, какие-то хульные, ужасные, нехорошие мысли приходят от диавола. Если вы чувствуете какую-то хулу, какое-то смущение от этих помыслов, то тут всё понятно от кого. Вы же оцениваете свои мысли, невозможно неосознанно мыслить. 

– Леонардо да Винчи заметил, что прощать – значит поощрять зло. Как прощать в меру? Сколько раз подставлять щеки или отходить в сторону от зла? И не дойдет ли это до абсурда?

– Кстати, интересная тема. Да, можно ответить на зло злом. Но помните отрывок евангельский про человека, который шел от Иерусалима в Иерихон, и на него напали разбойники? И что сделал самарянин? Ведь когда мы говорим о христианской любви, это не значит, что мы все должны обниматься и слезы лить. Любовь – это как раз в такой ситуации не остаться равнодушным. Это и есть любовь, ее проявление. Самарянин оказался христианином по делу, по поступку, а не по определению. 

Если мы понимаем, что человек совершает грех, мы должны его остановить. Поощрение зла и прощение – это разные вещи. Если человек кается и готов исправляться, человека надо прощать. Если человек совершает зло, как мы будем его прощать? Как не будем сопротивляться? 

– Как разграничить осуждение от рассуждения? 

– А не надо рассуждать, так и осуждать никого не будете. Любое празднословие, любая праздная беседа в конце концов превращается в осуждение. Празднословить мы все любим. Посплетничать и осудить – это самое наше любимое делание. К сожалению, это наши такие страсти.

– А как же критика? 

– Критики не всегда осуждающие люди. Тут как раз есть такой интересный момент. Если вы строитель, и вы служба технического заказчика, и вы пришли принимать объект, и видите недоделки, и на них указываете, это критика или осуждение? Есть люди профессиональные, которые этим занимаются, это профессия. Но тут тоже должно быть рассуждение. Не все критики рассуждают, но и не все критики осуждают. Мы, когда совершаем гадости, всегда себя оправдываем, потому что мы знаем внутри себя, что мы в общем-то хорошие люди. Это закон. Также и любой человек, который совершает какое-то зло, в принципе хороший человек. 

– Читала у некоторых священников выражение, что каждый православный мужчина, глава семьи, призван быть священником в своей семье. Согласны ли Вы с этим? 

– А что Вы имеете в виду под словом «священник»? Дома Литургию совершать исключительно для своих – нельзя. А руководить, благословлять – можно. Интересный разговор был со студентами. Один говорит: «Батюшка, столкнулся с тем, что родители в семье – а сам он из семьи священника, и к ним какие-то благочестивые друзья-миряне приехали – благословляют своих детей. Законно это или нет?» Законно. В данной ситуации законно. 

– Подскажите, пожалуйста, бывает, на контрольной просят помощи и нет времени серьезно помочь, потому что ты сам пишешь. Как помочь в такой ситуации?

– Если вы успели написать свое, помогите товарищу, если это возможно, конечно. Помочь, но не в ущерб себе и своим каким-то делам, сделайте. В конце концов, иногда на экзаменах бывают какие-то военные хитрости такие. Но если всё за человека делать – оказывать ему медвежью услугу. Тут с рассуждение и по ситуации надо подходить. Помочь никогда не грех. Не надо быть жестокосердными. 

– Почему в храмах мало мужчин? Ваше мнение?

– Да не так мало мужчин. Но, действительно, женщин больше. Во-первых, по статистике женщин вообще больше, чем мужчин. Мужчине в принципе больше интересно какое-то деятельное служение. Если мужчина в храме что-то делает, несет какое-то послушание, он там бывает надолго. Если нет этого деятельного послушания, то, наверное, тогда в нем нет такого горения и такой потребности, какая есть у женщин. Может быть, устройство разное психоэмоциональное, скажем так. Женщины более теплые и более прилежные молитвенницы. Помните, кто узнал о Воскресении Христовом первым? Женщины.

– В Священном Писании сказано: «Сей род изгоняется молитвой и постом», – как это нужно применять в своей жизни?

– В жизни, конечно, мы молимся, постимся и являемся христианами. А вот когда мы вспоминаем или часто говорим о каких-то чарах, колдунах, колдовстве, о том, что может нам навредить, вот тут вера оберегает от каких-то бесовских нападений. Это же речь идет о некоторой форме беснования. Если мы с вами не бесноватые, но понимаем, что бесы могут нас действительно каким-то образом атаковать, то наше соблюдение заповедей христианских, наша жизнь со Христом, жизнь в рамках церковного устава для нас и является некой такой броней.

Помните житие Киприана и Иустины? Ведь сколько бы он ни волхвовал, ничего не делалось, а она находилась под такой защитой. Потому что если ты находишься под покровом Божиим и под такой защитой, то, конечно, диавол не имеет возможность тебя поработить. Как только мы отступаем от этого, то, конечно же, тут к нам подступает враг рода человеческого.

Размер пожертвования: рублей Пожертвовать
Комментарии
МП   23 ноября 2021, 11:11
Без поста душа пуста, ворота нараспашку,приходит волк и расхищает стадо. Пост- первая заповедь послушания.
Юли Давидова   23 ноября 2021, 21:11
Читала книгу детского психолога Екатерины Бурмистровой "Растём с дошкольником" (её приглашал Сретенский монаст. на беседу). Там она рассказывает о том, как прививать детям правила с 3 лет. Эти правила нужны для формирования Воли  и если ребёнок не усвоил их к 7 годам, то он не может учиться в школе. Если рассмотреть это с православной точки зрения, то ведь не случайно Утренние и Вечерние Правила. Это ведь тоже формирует волю человека. Все монастырские послушание, юбки и платки для этого и нужны. Чтобы сопротивляться греху нужна ведь сильная воля.
Написать комментарий

Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все поля обязательны к заполнению.

Введите текст с картинки:

CAPTCHA
Отправить