Преподобная Евфросиния Московская: благоволение и радость

Вел. княгиня Евдокия Донская. Скульптурная реконструкция по черепу С.А. Никитина

Ее мирское имя Евдокия («благоволение») свидетельствует об особом к ней отношении Господа, наделившего ее богатыми дарованиями. Ее монашеское имя Евфросиния («радость») отражает ее ответ на посланные Богом дары – любовь к Богу, мужу, детям, своим ближним. Вся жизнь княгини Евдокии характеризовала ее как женщину мудрую, волевую, решительную и последовательную в своих решениях и поступках. Это вызывало со стороны окружающих искреннюю любовь и уважение, определив дальнейшее ее почитание задолго до канонизации.

Лаврентьевская летопись 1377 г.
Родилась будущая московская княгиня в семье Суздальского и Нижегородского князя Дмитрия Константиновича и его супруги Анны в 1353 году. Благодаря ее отцу, поручившему монаху Лаврентию переписать древнюю рукопись, появилась на свет Лаврентьевская летопись. Имея в домашней библиотеке эту книгу, Евдокия не могла ее не прочитать. В тот момент, когда суздальская княжна читала книги из домашней библиотеки, молодой московский князь готовился к великому княжению.

В этот период в Москве остались только малолетние князья, воспитанники святителя Алексия – будущий Дмитрий Донской и Владимир Храбрый, и отец Евдокии получил от хана ярлык на великое княжение. Но быть великим князем Дмитрию Константиновичу довелось недолго, так как московское войско подступило к городу. Возможно, в том и был Промысел Божий, чтобы молодой московский князь, прибывший за ответом к отцу Евдокии, увидел его дочь и влюбился. 

Мудрые слова Псалтири повествуют о том, что с преподобными преподобен будеши (Пс. 17: 26), и жизнь Евдокии Дмитриевны вполне подтвердила справедливость этих слов. Святая Евфросиния Московская стала преподобной во многом благодаря кругу своего общения. Она находилась в окружении целого сонма любимых наших святых и общалась с ними, как мы общаемся со своими близкими людьми в повседневной жизни. Святитель Алексий, митрополит Московский и всея России чудотворец был наставником и воспитателем ее будущего супруга, не без его участия и благословения Евдокия была выбрана в невесты Димитрию. Митрополит по достоинству оценил способности и свойства этой девушки уже в подростковом возрасте, которая впоследствии и с мужем, и после его смерти сделала для русской земли много добра.

Святая Евфросиния Московская стала преподобной во многом благодаря кругу своего общения

Духовником ее был святой Феодор – игумен Симонова монастыря, племянник преподобного Сергия Радонежского. Сам преподобный Сергий был не только духовным собеседником и наставником супружеской четы, но и родственником, так как крестил детей Димитрия и Евдокии. 

Прп. Евфросиния Суздальская. Икона. 1700 г.
Из собора Ризоположенского монастыря в Суздале.
Восприемниками княжеских детей, кроме преподобного Сергия, являлись митрополит Алексий и преподобный Димитрий Прилуцкий. Преподобный Савва Сторожевский до конца жизни был духовным наставником для ее сына – князя Юрия и для ее матери.

Особую роль в духовном становлении княгини сыграла Евфросиния Суздальская – одна из покровительниц суздальской земли, отошедшая ко Господу за сотню лет до рождения Евдокии. Удивительна история этой святой. Она являлась старшей дочерью черниговского князя Михаила и ученицей боярина Феодора, погибших в Орде за исповедание христианской веры и причисленных к лику святых. При этом прославилась эта женщина не в Чернигове, а в Суздале, на земле ее жениха Федора – брата Александра Невского, который умер незадолго до их свадьбы. Феодулия не стала суздальской княжеской женой, но стала в Суздале невестой Христовой, приняв постриг с именем Евфросиния. Девушка была хорошо образована в области богословия, истории и литературы. Игуменья монастыря сама приходила к ней за советом и даже дала ей послушание – говорить поучительные слова монахиням и мирским людям. Мученическая смерть отца и учителя потрясла молодую монахиню, она усиленно молилась за них четыре года и заболела. Отец и учитель пришли к ней во сне и сказали о том, что Господь не оставит землю русскую, и кровь мучеников пролилась не напрасно.

Особую роль в духовном становлении княгини сыграла Евфросиния Суздальская, отошедшая ко Господу за сотню лет до рождения Евдокии

Выросшая в Суздале через столетие после смерти Евфросинии Суздальской, Евдокия слышала об этой святой и, вероятно, особо ее почитала. Можно предположить, что с детства Евдокия выбрала для себя в качестве образца для подражания Евфросинию Суздальскую и при постриге она выбрала имя Евфросиния в память о святой, чей пример жизни несла в своем сердце с самого детства. 

Евфросиния Суздальская и Евфросиния Московская родились в княжеских семьях, обе получили хорошее образование и слыли книголюбами, обе жили в период монголо-татарского ига, но в разные его периоды. Одна родилась еще до нашествия монголо-татар и жила в начальные, самые страшные годы этого бедствия, другая отправляла на битву с завоевателями своего мужа и несколько лет ждала возвращения из плена своего сына. Обе любили Бога больше всего на свете, потому и смогли пройти все выпавшие на их долю испытания. 

Одной не суждено было стать женой, другая прожила счастливую супружескую жизнь со святым благоверным князем Димитрием Донским. Их свадьба состоялась в Коломне в 1366 году, так как Москва в тот момент была разорена пожаром. Но уже через год в Москве взамен сгоревшего деревянного будет построен белокаменный Кремль как символ новой жизни города и начала жизни новой супружеской пары, прожившей в браке 22 года и родившей 12 детей. В этом браке соединились два важных фактора: брак по расчету (Суздальское княжество стало союзником Москвы) оказался браком по любви.

«Оборона Москвы от хана Тохтамыша. XIV век», Аполлинарий Михайлович Васнецов

Много пришлось претерпеть этой женщине испытаний. В 1382 году, когда хан Тохтамыш пришел мстить Москве за поражение на Куликовом поле, с ним были два ее брата – Василий и Симеон. Можно представить, какой болью отозвалось в сердце участие ее братьев в походе против Москвы. Москвичи открыли ворота братьям своей княгини, а монголы ворвались и уничтожили город. В это время она с детьми, в том числе с рожденным всего за 12 дней до этих событий сыном Андреем, бежала из Москвы. Ей еще трудно было передвигаться, но она решительно собрала всю семью, и только они успели выехать из Москвы, как Тохтамыш ворвался в город. Он отправил за княжеской семьей погоню, но Господь сохранил ее и детей, соединив в Переславле с мужем и отцом. В сожженную Москву вернулись уже вместе и великий князь – смелый воин, и его супруга – отважная женщина, и стоя на пепелище, плакали о погибшем городе.

Муж в своем завещании называл ее «моя княгиня». Он выделил ей особые владения и призывал детей, в том числе взрослых сыновей, во всем слушаться своей матери и из воли ее не выходить, а на том, кто преступит этот наказ, не будет его родительского благословения. Князь, по сути, объявил Евдокию главой семьи, каковой она оставалась до конца своей земной жизни и ушла в монастырь только после того, как наладила все дела в великокняжеском доме.

Евдокии Дмитриевне довелось испытать все чувства, связанные с материнством: счастье обретения детей, горечь их утраты, боль от переживаний из-за возникших сложных ситуаций в их жизни. В браке родилось 12 детей: 8 мальчиков и 4 девочки. Двоих сыновей: 9-летнего первенца Даниила и младенца Симеона похоронили вдвоем: она и муж. Сына Ивана, принявшего монашеский постриг с именем Иоасаф, и взрослую дочь Марию – супругу князя Лугвения (Семена) Ольгердовича она хоронила уже одна. Мария умерла в литовском городе Мстиславле в 1399 году. По просьбе матери тело дочери перевезли в Москву и похоронили в основанном Евдокией храме Рождества Пресвятой Богородицы.

Евдокии Дмитриевне довелось испытать все чувства, связанные с материнством

Сын Василий (1371–1425) был великим Московским князем, но до того, как это свершилось, 12-летнего мальчиком в 1383 году он был отправлен в Орду, где был заложником два года, а затем бежал и укрылся в Литве. Вернулся домой только через четыре года повзрослевшим юношей, нашедшим в Литве невесту. Что чувствовала мать каждый из этих более тысячи дней вынужденной разлуки с сыном? Она могла только молиться, и по молитвам матери Господь все устроил: побег из Орды состоялся. 

Особый для нее сын – Юрий Звенигородский (1374–1434). Несмотря на то, что довелось ему быть великим князем всего один год, он как никто другой был достоин этого титула. Он был талантливым полководцем, не проигравшим ни одной битвы; покровительствовал Саввино-Сторожевскому монастырю, основанному вместе со своим духовным отцом преподобным Саввой Сторожевском. Свои первые громкие победы он одержал уже в возрасте 16 лет. Современники свидетельствовали о справедливости и милосердии князя: завоеванные трофеи не только не брал, но отдавал другим; там, где можно было проявить жесткость и убить врага, он миловал и отпускал, порой наделяя земельными владениями и деньгами. Юрий помогал своему брату Василию во всем, способствовал усилению Московского княжества, ходил вместо Василия в военные походы, рискуя жизнью, прогонял врагов, подчинял несогласных, усмирял бунтующих. Делал это быстро и эффективно, невзирая на то, что все лавры от побед доставались его старшему брату Василию, который не только не проявлял благодарность, но и продолжал соперничать. 

Преподобный Савва Сторожевский благословляет князя Юрия на поход в Булгарию. Фрагмент росписи Рождественского собора Саввино-Сторожевского монастыря,начало XX в

Родился Георгий, будущий князь Юрий Звенигородский, в 1374 году в любимом городе детства его матери Евдокии – Переславле в день памяти святого Георгия Победоносца, да еще и в период проведения решающего, объединяющего съезда русских князей, а крестным отцом его стал присутствующий на съезде преподобный Сергий Радонежский. Впервые младенец и семья в целом были в центре важных событий. Все русские князья присутствовали на крещении, увидели мальчика, поздравили родителей. Князья приехали в Переславль вместе со своими женами и детьми с целью преодоления былых междоусобиц. Князья сидели на «едином ковре» (символе общего пространства, установленного со времен Владимира Мономаха), вели переговоры, а после веселились на семейном пиру и дарили друг другу подарки. 

Сын Юрий в 1388 году заболел. Вероятно, недуг был тяжелым, если даже в летописи есть упоминание об этом. К счастью, все разрешилось благополучно: «Бог милова его». В это же время княгиня серьезно заболела, возможно, она так болезненно отреагировала на тяжелое состояние любимого сына, что сама слегла без сил. Обоих Бог миловал, а Юрий, кроме того, еще и прожил самую долгую жизнь среди своих братьев (Андрей Можайский (1382–1432), Петр Дмитровский (1385–1428), Константин Углицкий (1389–1433)) – 60 лет. Надо сказать, что до конца жизни у Евдокии Дмитриевны и Юрия была особая духовная связь и согласованность в действиях. В 1393–1394 годах великая княгиня возвела храм Рождества Богородицы как памятник мужу, как напоминание о победе на Куликовом поле, произошедшей в дни празднования Рождества Пресвятой Богородицы – 8/21 сентября 1380 года. В это же время Юрий в своих владениях рядом со Звенигородом построил храм Рождества Богородицы также в память об отце и победе русского воинства.

Евдокия Дмитриевна не увидела тех междоусобиц, в которые впали ее дети и внуки в битве за великокняжеский престол после ее смерти. До ее смерти распри были невозможны, так как она являлась гарантом спокойствия в Московском доме, гарантом престолонаследия. Она свято соблюдала наказ мужа следить за тем, чтобы их сыновья всегда договаривались «быти заодно», и чтобы под запретом держались любые сепаратные соглашения с третьими лицами. 

Евдокия Дмитриевна 22 года вместе с мужем и 18 лет после его смерти участвовала в управлении Русью и делами собственного дома. Известно ее участие в договорных отношениях, ее имя «Авдотья» фигурирует в документах. Один из таких документов, подписанных великим князем Василием Дмитриевичем, начинается так: «По слову и благословению матери нашей Авдотьи», в другом месте отмечается: «А матерь свою нам держать в чести».

Княгине пришлось устраивать браки восьми своих детей уже без участия мужа. Только старшую дочь Софию выдали замуж за сына рязанского князя в 1387 году за два года до смерти Дмитрия Ивановича. В результате брака произошло объединение с давним соперником – рязанским князем Олегом. В устроении браков Василия и Юрия Евдокия Дмитриевна продолжила политику мужа по объединению с потенциальными реальными оппонентами, в первом случае – с Литвой, во втором – со Смоленском.

При дворе появились две образованные по западному образцу невестки, но разные по своему характеру: неспокойная Софья и уравновешенная Анастасия. Литовскую княжну Софью Витовтовну отличала резкость и неординарность поступков, самоуправство и эмоциональность, впоследствии она оказывала влияние и стимулировала соперничество мужа Василия с братом Юрием. Мудрая, сдерживающая позиция Евдокии Дмитриевны мешала Софье Витовтовне развернуться в полную силу, но она это сделала после смерти свекрови, фактически спровоцировав начало войны между наследниками. О силе своевольной натуры Софьи свидетельствовал сам ее отец – литовский князь Витовт: «У меня была дочь, девушка, и над ней я не имел никакой власти». Но то, что не смог сделать отец – литовский князь, сумела сделать свекровь – московская княгиня. Евдокия Дмитриевна, очевидно, поняла причины неспокойствия Софии, у которой повышенная тревожность возникла на основе опыта жизни при литовском дворе, где половина ее родственников умерли не своей смертью. Евдокия Дмитриевна сумела вызвать у Софии как минимум уважение и доверие к себе своей заботой и безусловной любовью, если Софья Витовтовна завещала похоронить себя рядом со свекровью. Но раньше, чем она, рядом со свекровью упокоилась супруга Юрия Анастасия – дочь великого князя Смоленского Юрия Святославича, которая была прямой противоположностью Софии. Она вышивала ризы для духовного отца – преподобного Саввы Сторожевского и вместе с мужем Юрием заботилась о храмах. Незаметно, ненавязчиво, спокойно и мудро смогла обустроить семейную жизнь своих детей княгиня-мать Евдокия.

После смерти мужа Евдокия Дмитриевна долго оставалась в миру. Внешне она выглядела как княгиня, а внутри давно была монахиней, вела тайную подвижническую жизнь и ждала момента, чтобы уйти в обитель. Пока она не могла, пока ей нужно было продолжать заниматься домостроительством за себя и за умершего мужа. Евдокия Дмитриевна излучала красоту, благополучие и уверенность в себе таким образом, что по Москве поползли слухи о том, что она тщеславна в пышности своих одежд, и даже обвиняли в женском нечестии. Докатились эти слухи и до ее сыновей, которые подступили к матери с вопросом. Она распахнула пышные наряды, и они увидели тело, изнуренное веригами. «Не верьте внешнему. Один Бог есть судья дел человеческих», – сказала она сыновьям. Они припали к ногам матери с раскаянием за то, что поверили клеветникам и обещали отомстить, но она запретила. 

А. М. Васнецов "Московский кремль при Дмитрии Донском"

Добрые дела Евдокия Дмитриевна начала делать с самого первого своего появления в Москве: она помогала пострадавшим от пожара, мора, привечала нищих, вдов и сирот, отзывалась на беду каждого, кто к ней приходил за помощью.

Добрые дела Евдокия Дмитриевна начала делать с самого первого своего появления в Москве

Выросшая во втором по значению после Владимира городе среди прекрасных суздальских храмов, ставших для нее эталоном церковной красоты, княгиня воплотила все свои впечатления и знания на московской земле, построив здесь храмы и монастыри. Она участвовала в строительстве Рождественского, Сретенского, Симонова, Зачатьевского монастырей. Некоторыми исследователями высказывается предположение, что именно она пригласила Феофана Грека в 1399 году расписывать Архангельский собор, так как по ее инициативе происходила реконструкция и перестройка каменных стен храма, которые затем и были украшены фресками. После 1382 года Евдокия Дмитриевна в знак благодарности за свое чудесное спасение от Тохтамыша основала монастырь и церкви в городе своей юности – Переславле.

Владимирская икона Божией Матери

Построенная ею церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Московском Кремле долгое время являлась частью женской половины великокняжеского терема и служила домовым храмом для великих княгинь и будущих цариц.

Преподобная Евфросиния, основав Вознесенский монастырь в Московском Кремле, осталась в памяти потомков покровительницей женской половины правящих семей Российской державы. В соборе обители затем были похоронены самые известные княгини и царицы Москвы, так же, как в Архангельском соборе — их отцы, мужья, братья и сыновья. Вознесенский монастырь она основала у Фроловских ворот после смерти мужа и в память о нем: отсюда она провожала его в походы с тревогой, здесь же встречала его с радостью. Этот монастырь считался царским, и его игуменьи имели право входить к русским царицам без доклада. Царицы знали, что упокоение они найдут под сенью этой обители, а начала и благословила эту традицию святая Евфросиния. 

Одним из значимых дел в жизни Евдокии Дмитриевны стала ее роль в избавлении Москвы от нашествия Тамерлана в 1395 году. Он не собирал дань с подвластных территорий, просто стирал их с лица земли. По совету княгини Евдокии ее сын Василий принес Владимирскую икону Божией Матери в Москву, предопределив спасение от врага и создание одного из главных монастырей Москвы – Сретенского.

Отошла ко Господу Евфросиния Московская на 54-м году жизни в 1407 году, приняв постриг в созданном ею Вознесенском монастыре и указав место для своего упокоения.

«Вот венец ты оставляешь и весь царственный убор, 

Постриженье принимаешь, делишь подвиги сестер» 

– гласят стихи, посвященные преподобной Евфросинии сестрами Вознесенской обители в начале XX века. К этому времени в монастыре насчитывалось более 35 гробниц великих княгинь и цариц. 

В 1922 году большевики изъяли раку и сень над святыми мощами Евфросинии, чтобы извлечь драгоценные камни, мощи остались лежать в каменной гробнице. 

В 1929 году правительство решило уничтожить монастырь. Музейным сотрудникам удалось спасти часть некрополя. Сейчас спасенные мощи находятся в Архангельском соборе. В 2008 году после литургии в Архангельском соборе, совершенной Патриархом Алексием II, состоялось перенесение мощей преподобной Евфросинии Московской из подклета Архангельского собора в придел мученика Уара. С этого времени каждый человек может прийти и поклониться святой покровительнице Москвы и России.

В процессе обретения мощей был найден кожаный монашеский пояс, который сейчас находится в фондах Музеев Кремля. Сохранившийся через 600 лет этот пояс свидетельствует о нетленности монашеского подвига преподобной Евфросинии. Пояс был украшен тиснеными изображениями двунадесятых праздников и надписями к ним. И ныне в храме преподобной Евфросинии при Патриаршем Подворье в Котловке можно взять пояски, освященные на мощах святой княгини.

В 1407 году, когда москвичи похоронили великую княгиню Евдокию, их мирная жизнь неожиданно закончилась. В 1408 году на Русь из Орды пришел Едигей и разорил московские земли. Он держал столицу в тяжелой голодной осаде, полностью сжег все ее предместья, а также разграбил и привел в запустение Переславль, Ростов, Дмитров, Серпухов, Верею, Нижний Новгород и Городец. Вероятно, в тот момент и пошел народ к могиле своей княгини за заступничеством. Вопрос даты канонизации преподобной Евфросинии Московской до сих пор остается открытым. Местное почитание началось сразу после ее погребения. В некоторых исследованиях указывается на то, что прославление произошло в XVI веке на Макарьевских соборах, но ссылок на источники нет. По мнению историка Константина Ковалева-Случевского, канонизация произошла в промежутке между 1857 и 1869 годами. До этого времени в дни памяти Евфросинии Московской совершались панихиды, как по почитаемой усопшей, а не молебны, как полагается при почитании святых. Как бы то ни было, к началу XX века преподобная Евфросиния была официально канонизирована, и она единственная из женщин Московского княжеского дома, которая удостоилась такой чести.

Вопрос даты канонизации преподобной Евфросинии Московской до сих пор остается открытым. Местное почитание началось сразу после ее погребения

В 1907 году осуществлялось особое празднование 500-летия со дня преставления святой Евфросинии, после Литургии верующим раздали юбилейные медали, образки, листки с жизнеописанием. В подготовке празднования особое участие приняла великая княгиня Елизавета Федоровна, будущая преподобномученица. Часть своих драгоценностей она заранее передала для украшения покрова святой Евфросинии Московской. Сестры приготовили особый покров на раку с мощами с изображением святой Евфросинии в полный рост, а по углам покрова были вышиты изображения святителя Алексия, преподобного Сергия, благоверных князей Даниила Московского и Дмитрия Донского. Елизавета Федоровна заказала гирлянды из роз и васильков для раки с мощами, и сама приняла участие в украшении, а также она пожертвовала к мощам святой Евфросинии золотую лампаду. 

Накануне празднования памятного дня верующие отправились из Вознесенского монастыря в Архангельский собор для возложения иконы на гроб Димитрия Донского. Праздник, посвященный жене, начинался с поклона ее мужу, это было как предвестие события, произошедшего более чем через 100 лет. С 2015 года 1 июня – день памяти Димитрия Донского стал днем их совместной с супругой памяти как символ доброго, верного супружества, чадородия и семейного счастья. Теперь и в нашей памяти они будут неразлучны. Ныне благоверная княгиня Евдокия и благоверный князь Димитрий лежат в одном соборе Московского Кремля – Архангельском. 

С 2015 года 1 июня – день памяти Димитрия Донского стал днем их совместной с супругой памяти как символ доброго, верного супружества, чадородия и семейного счастья

В 2007 году к 600-летию со дня упокоения преподобной Евфросинии Московской были учреждены новые церковные награды – орден и медаль преподобной Евфросинии Московской, которыми награждаются женщины, внесшие особый вклад в дело укрепления духовно-нравственных традиций в обществе и развитие социального служения. Первыми женщинами, получившими эти награды, стали: композитор Александра Пахмутова, космонавт Валентина Терешкова, настоятельница подворья Пюхтицкого Успенского монастыря игумения Филарета (Смирнова), заслуженный строитель России Галина Евсеева.

Икона преподобной Евфросинии Московской
В память о святой Евфросинии возводят храмы. Первым из них стал храм в Котловке, построенный по инициативе москвичей (2002–2010). Среди его святынь – чудотворная икона преподобной Евфросинии с частицами ее мощей и пояса, а также камень от ее гробницы. Рядом с храмом в 2013 году состоялось открытие и освящение памятника святым Димитрию Донскому и Евфросинии со чадами.

В 2012 году на Рождественском бульваре, неподалеку от Богородице–Рождественского женского монастыря, по преданию, одной из основательниц которого была великая княгиня Евдокия, воздвигли Поклонный крест в ее честь, «по воле которой в 1395 году в Москву была перенесена чудотворная Владимирская икона Божией Матери, спасшая Русь от нашествия Тамерлана».

Даст Бог, и Вознесенский собор будет восстановлен на прежнем месте в Кремле. Вечная память и любовь наша да пребудут с заступницей нашего города святой Евфросинией Московской!


Размер пожертвования: рублей Пожертвовать
Комментарии
Написать комментарий

Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все поля обязательны к заполнению.

Введите текст с картинки:

CAPTCHA
Отправить