Смиренное смирение

Продолжение. Начало см.: О смирении и гордости

Как стяжать смирение, и каковы его плоды? Надо ли самим повергаться в искушения, чтобы через них смиряться? В чем смирение монаха? Об этом – в продолжении беседы о смирении с почитаемым румынским старцем архимандритом Арсением (Папачоком).

Картинка 1.png

– Как стяжать смирение, и каковы его плоды?

– Давайте скажу вам, чтобы и вы меня поняли, и мы не говорили, рационализируя это. Смиренное смирение. Мы о нем говорим. С того момента, когда смиренное смирение начнет углубляться как можно больше, ты всё больше начинаешь жить в состоянии удовольствия, радости, освобождения; но всё это приходит без того, чтобы другие видели это и обсуждали. Ты помогаешь себе и всем своим, кто уже не от мира сего. Тогда ты уже не индивид – ты вселенная, микрокосмос, в котором отражается макрокосмос, то есть ты целый мир, если проживаешь это.

Трех вещей требует от нас Бог, и требует горячо: умиления, умиления, умиления[1]! И тогда – «позвольте Мне пройти дальше»! Не отказываясь, однако, от трудов, доставляющих нам хлеб насущный. Но только везде в моем сердце да присутствует Христос!

Я за состояние постоянного трезвения. За большое трезвение!
Вот, к примеру, в мире подвижников, в мире делателей ставятся проблемы спасения, духовного жительства. Я не очень поддерживаю большие подвиги. Я скорее за большое трезвение! За постоянство, постоянную вибрацию. Это неслыханная стилистическая фигура привела ангелов в движение, и они явились со многим смирением, на всякий лад служа этим смиренным людям. Да. Я скорее за состояние постоянного трезвения.

Состояние гордости – это состояние диавольское, абсолютно диавольское. Более или менее. И не надо прощать себе ни малейшей ошибки. Не надо бояться, если мы грешим. Никакое несчастье не имеет никакого значения. Ничего не потеряно, покуда вера держится на ногах, душа не отрекается, а голова опять поднимается вверх! То есть существует возможность прощения, но, как говорят, смотри на нее как храбрец, как герой Христов и только Христов, где бы ты ни был.

Состояние подвижничества не что-то плохое, и мы не имеем права отменять его. Но чтобы было не только состояние подвижничества. Или: не надо налегать на одни лишь подвиги, но больше на состояние вибрации, присутствия и единение своего сердца с сердцем Бога посредством разных молитв. Если можно, «Господи Иисусе…»[2].

– Отче, если мы через страдание достигаем подлинного смирения, надо ли самим повергаться в искушение?

– Проблема даже поставлена нехорошо. «Надо повеситься, упасть вниз, чтобы посмотреть, каково живется со сломанной ногой». У нас часто бывают напасти, поэтому вы должны знать еще одно: если бы вы знали, сколько рвения прилагает сатана, чтобы оторвать нас от духовного делания, от всякой молитвы, то не ставили бы так проблему!

Каждый христианин подвергается нападкам врага, и скажу вам как духовник, я не встречал никого, кто бы не говорил мне: «Батюшка, меня атакуют на молитве, мои мысли рассеянны» и т.д. Диавол на нас нападает, борет нас. Но не обращать на это внимания! Это огромная ошибка – вести беседу с сатаной. С ним нельзя беседовать. Беседуют только с Богом. Если хочешь его прогнать, говори: «Господи Иисусе…» – и беседуй с Богом. Сила имени отгоняет его. Даже если он тебя тогда угнетает, даже если борет. Иногда бывает, что и кровать вместе с тобой на воздух поднимет. Но ты не начинай его проклинать.

Это ошибка. Беседы его вполне устраивают, ведь этим ты признаёшь его. А ты просто так, молитвой, игнорируй его. Беседуй с Богом, когда на тебя нападают. И, конечно же, я много раз это говорил, он очень многих научил спасаться.

Картинка 2.png

– Где располагаются на лестнице смирения монахи в сравнении с мирянами?

– Я говорю вам, что между ними большая разница, но, чтобы быть снисходительней, скажу, что «монах» означает «хороший христианин». Но не только, если ты взялся жить в монастыре. Я начал говорить вам, что молитвы ты можешь совершать и дома; многое можешь делать дома, не делается только того великого дела, которое характеризует крест монаха, – отсечения воли. Чтобы ты не делал того, что хочешь ты, а делал то, что говорит тебе другой. И тогда, отсекая таким образом свою волю… Ведь Бог создал нас обладающими свободной волей, разумом и чувствами – а здесь ты должен отсечь свою свободную волю.

Мы трезвимся, борясь с Богом. И надо Его одолеть. Но в том смысле, что Ему очень приятно такое поражение. Потому что мы упраздняем себя, смиряемся.

В одном монастыре был старец, умевший раздавать венцы. И был там один старый монах – святой Иоанн Лествичник отмечает это – 50 лет возрастом. И старец посылал его куда-нибудь. И когда тот туда шел, он подгонял его: «Что ты тут ищешь? Иди куда тебя послал!» И так его распекал.

И спрашивал его святой Иоанн: «А ты не соблазняешься?» – «Нет, отче. Когда я сюда пришел, мне сказали, что будут испытывать меня 30 лет. А у меня только 15».

И вот спустя 17 лет этого подвига отсечения воли он умер. А умирая, сказал так: «Благодарю Бога и вас, что через отсечение воли спасли мне душу!»[3].

Очень красиво. Это не сообразуется с тем, что в мире.

Вот крест, который ты должен взять: отсечь свою волю и повиноваться
Потом, дорогие мои, мне кажется, ни одно собрание мудрых изречений не может объяснить монашества. В монастыре, и я много раз говорил это, существуют такие важные вещи, о которых говорили слишком мало и которых касались очень немногие. Это непрестанное делание. Ведь Спаситель говорит: «Хочешь быть совершенным? Возьми крест свой и следуй за Мною!» (ср.: Мф. 19: 21; 16: 24). И вот крест, который ты должен взять: отсечь свою волю и повиноваться. И вы знаете, братия, что значит крест: нести то, что тебя не устраивает. Вот что он значит[4].

Вопросы архимандриту Арсению (Папачоку)
задавал архимандрит Иоанникий (Бэлан)
Перевела с румынского Зинаида Пейкова



[1] Напомним, что в святоотеческом понимании слово «умиление» означает «смирение, унижение, уничижение», поскольку происходит не от русского слова «милый», а от латинского humilis – «низкий, незначительный».

[2] То есть посредством Иисусовой молитвы.

[3] См.: Иоанн, игумен Синайский, преподобный. Лествица. Слово 4. О блаженном и приснопамятном послушании, 29.

[4] Из книги «Нам говорит отец Арсений», изданной монастырем Сихастрия (Ne vorbeşte Părintele Arsenie. Ediţia a 2-a. Mănăstirea Sihăstria Vol. 1. P. 88–91).

Размер пожертвования: рублей Пожертвовать
Комментарии
Написать комментарий

Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все поля обязательны к заполенению.

Введите текст с картинки:

CAPTCHA
Отправить