Чудесный союз

Слово в Чистый четверток Страстной седмицы

taynaya-vecherya-830.jpg
Тайная вечеря

Чудесный союз. Слово в Великий Четверг. (MP3 файл. Продолжительность 08:43 мин. Размер 5.99 Mb)

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Православное христианство – сложная, неудобная и непонятная вера. Сложная для глупцов, неудобная для изнеженных сибаритов и конформистов, непонятная для тех, кто и не хочет ее понять. Христианство – религия городов, религия людей, образованных и незаурядных, – всегда получало нарекания и хулу от безликой толпы и от анонимного общественного мнения, от сильных мира сего и мудрецов народных.

Сейчас нас с вами, дорогие братия и сестры, обвиняют в разных странностях и пороках, довольно часто справедливо указывая на то, что мы лишь по имени ученики Христа, а своей жизнью, увы, не то что не проповедуем Христа Спасителя, но как бы стараемся и вовсе уничтожить Его благое дело.

Наших же предшественников – христиан первых веков – толпа и молва обвиняли в совсем немыслимых для нас прегрешениях. «Чем мы вредим вам, эллины? Почему вы ненавидите, как самых отъявленных злодеев, тех, которые следуют слову Божию?» – спрашивает обвинителей христиан II века апологет, то есть защитник, Тертуллиан.

Историк Тацит называет христиан «ненавидимыми за их мерзости», проповедующими пагубное суеверие и виновными в ненависти к человеческому роду. Гай Светоний Транквилл считает, что христиане – «род людей нового и зловредного суеверия». В сочинениях Цельса, Апулея, Лукиана христианство изображается как зловредная и бесстыдная секта людей, для которых не существует никаких – ни божеских, ни человеческих – законов.

С чем было связано такое отношение к христианам со стороны весьма толерантного и терпимого ко всем новшествам первого Рима? В первые же дни юная Церковь Христова стала гонима – сначала от иудеев, затем и от язычников. «Посвящение в наши таинства, – говорит Тертуллиан, – даже и для благочестивых людей, сопряжено с удалением непосвященных». Замкнутая жизнь христиан стала казаться подозрительной для окружающих их людей. Если христиане скрываются, значит, они допускают в своей жизни что-то предосудительное или прямо преступное, что действительно надо скрывать. Народная молва стала обвинять их в безбожии – атеизме: христиане не имели статуй богов и не сооружали в первое время храмов в честь своего Бога. Также первых христиан обвиняли в плотской нечистоте, эдиповских смешениях. (В основе этого обвинения лежит известный миф о браке Эдипа с собственной матерью.)

И еще верных учеников и учениц Христовых язычники обвиняли в участии в так называемых теестовских вечерях – в каннибализме, в поедании человеческого мяса.

Так языческая толпа понимала великое таинство Евхаристии – Причастие Пречистых Тела и Крови Христовых.

Первые христиане не мыслили молитвенного собрания (богослужения) без совершения Евхаристии
Первые христиане не мыслили молитвенного собрания (богослужения) без совершения Евхаристии – Причастия, но уже из IV века доносится до нас скорбное слово святителя Иоанна Златоуста: «Напрасно совершается ежедневно Литургия, напрасно мы стоим в алтаре – никто не подходит причаститься. Говорю это не для того, чтобы вы причащались просто так и как случится, но чтобы вы делали себя достойными. О человек! Ты недостоин Причастия? Тогда ты недостоин и слышать молитвы Литургии».

Еще 20 лет назад считалось, что приступать к Причастию особо часто не следует. Это было связано и с традицией синодального периода нашей Русской Православной Церкви, когда причащаться должны были все православные граждане Российской империи не реже одного раза в год. Выразителем этой традиции является, в частности, святитель Московский Филарет: «Церковь материнским гласом завещевает исповедоваться перед духовным отцом и причащаться Тела и Крови Христовых ревнующим о благоговейном житии – четырежды в год или каждый месяц, а всем – непременно однажды в год». Имена причастников записывались в особые книги, а кто нарушал данное правило, подвергался различным взысканиям. Тех же, кто причащался часто, иногда подозревали в сектантстве и неблагонадежности – вспомним жизнеописание святителя Игнатия (Брянчанинова).

Сейчас мы живем во время, когда складывается новая традиция, приближающая нас к христианам первых веков. Складывается она неспешно, естественным образом и без давления с каких-либо сторон. Но как замечательно видеть вас всех собравшимися в храм именно сегодня – в Великий четверток, в день установления Господом таинства Евхаристии – для соединения со своим Создателем через вкушение Его Пречистых Тела и Крови.

Бог вселяет единомыслен­ныя в дом (Пс. 67: 7) – слышим мы такие слова в Псалтири. Божественным Промыслом люди с одними целями и добродетелями сближаются в этой жизни. И мы все, именующие себя учениками Христовыми, через любовь к Нему незаметно для себя соединяемся с такими же удивительными людьми, которые в своей жизни стремятся к добру, свету и истине. А с такими людьми приятно и общаться, и дружить, и работать.

Христос Своими Плотью и Кровью объединяет нас всех в чудесный союз – Его Церковь
Христос Своими Плотью и Кровью объединяет нас всех в чудесный союз, который называется Его Церковью. В этом же союзе для каждого из нас открываются возможности совершенствования, исправления, преображения своей души.

Но не только объединяются благие единомышленники. Бог соединяет в этой жизни и людей, одержимых одинаковыми грехами, слабостями и пороками. Не для того, чтобы эти люди пожирали друг друга через свои страсти осуждения, зависти, раздражительности, а для осознания собственной неправды. Увидели в грешнике, как в зеркале, себя, приняли это, смирились со своими недостатками и вместо участия в теестовских вечерях – в кормлении своей души грязью и нечистотой, наполнении ее ненужной информацией – пришли на Вечерю Господню, на Божественную Литургию для Причастия Тела и Крови Христовых.

Будем же помнить, дорогие братия и сестры, что каждому из нас, конкретно мне, хорошему или плохому, самодовольному или ненавидящему себя, Христос сказал:

Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною (Ин. 6: 51, 54, 56–57).

Размер пожертвования: рублей Пожертвовать
Комментарии
Написать комментарий

Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все поля обязательны к заполенению.

Введите текст с картинки:

CAPTCHA
Отправить